Павел Солодько

ПОСЛЕДНИЙ ГЕНЕРАЛ

Главнокомандующий УПА в 1950-54 гг. Василий Кук воевал против фашистов с 1941-го года

О нем уважительно отзывались даже советские спецслужбы: "Последний из могикан, соперник, который действительно вызывал почтение". Василий Кук провел 17 лет – с 1937-го по 1954-ый - в подполье, в том числе и антифашистском. Сейчас последний генерал УПА живет в обычной хрущевке на Дарницком массиве.*


* Це було останнє інтерв'ю Василя Кука   перед його смертю 9 вересня 2007 року.

 

- Что для вас означает День Победы?

День победы над фашизмом. Гитлеризм – это ужасно, и с ним воевала вся Европа, а не только Красная Армия. В том числе с фашистами сражалась и Организация украинских националистов (ОУН), и Украинская повстанческая армия (УПА). Мы начали борьбу почти тогда же, когда и Красная Армия – с июля 1941-го. Немцы начали арестовывать оуновцев, которые объявили независимость Украины во Львове, и было решено создавать боевые группы для борьбы с фашистами. Из этих боевых групп и выросла УПА, созданная в октябре 1942-го. УПА – единственная из всех сил европейского антифашистского сопротивления, которая вела боевые действия против нацистов без иностранной помощи.

- УПА обвиняют чуть ли не в сотрудничестве с немцами…

Это ложь. Тысячи бойцов и подпольщиков ОУН-УПА погибли в неравных боях з гитлеровскими захватчиками. Группа, в состав которой я входил, в 1941-ом направлялась в Киев и была арестована в Василькове немцами. Нас везли во Львов – на следствие и, скорее всего, расстрел. По дороге, в Житомирской тюрме, многих пытали, но никто не выдал товарищей. Мне удалось бежать в Луцке, вместе с Дмитрием Мироном, который потом возглавил националистическое антифашистское подполье в Киеве. Он погиб в июле 1942-го, во время перестрелки с гестаповскими агентами, на углу нынешних Хмельницкого и Лысенка. На Оперном театре сейчас есть мемориальная доска в честь Мирона.

- Где вы встретили 9 мая 1945 года?

В Умани, в боевом подразделении УПА. В тот день мы выпустили две листовки – от имени Главнокомандующего УПА Романа Шухевича и от имени ОУН. Листовки содержали поздравление - всех жителей Украины с победой над фашизмом. Там еще подчеркивалось, что вместе с гитлеровским империализмом нужно побеждать и империализм коммунистический. Причем мы обращались именно к солдатам Красной Армии – напоминали, что боролись с фашистами плечом к плечу и призывали их обратить оружие против угнетателей из большевистской номенклатуры.

- Какие чувства испытали вы в тот день, не помните?

Честно говоря, тогда мы понимали – советскую бюрократическую машину нам не повалить. Но мы хотели продемонстрировать юному поколению и нашим потомкам, что без собственного государства, без своей армии, без сопротивления угнетателям всех мастей их будут уничтожать, как поголовно уничтожали тех коммунистов в ВКП(б) Украины, которые стояли на национальных позициях.

- Вы помните Киев военных лет?

Практически нет. Когда мы организовывали подполье для борьбы с фашистами, то в Киев отправился уже упомянутый Дмитрий Мирон вместе с Пантелеймоном Саком, выходцем из Бышева Макаровского района Киевщины. Моя группа действовала в Днепропетровске. Я возглавлял Провод ОУН на Юго-Восточных украинских землях – в это территориальное подразделение входили и Донбасс, и Запорожье, и Крым, и Одещина… Был в Киеве нелегально весной 1943-го, когда немцы арестовали и потом замучили в застенках гестапо Пантелеймона Сака – и мне пришлось в спешном порядке восстанавливать подпольную организацию в столице.

- Считаете ли вы себя киевлянином?

Полноценным киевлянином я стал уже в 1960-ом году, когда вышел из советской тюрьмы. Переехал в Киев, работал под надзором КГБ в Институте истории АН УССР, даже писал статтьи в Украинскую Советскую Энциклопедию, пока не уволили в 1972-ом – вместе с "запретом трудоустройства в научных и образовательных учреждениях". Еле нашел новую работу – в комбинате "Бытреклама", где и проработал до 1986-го… С того времени и до сих пор живу на Дарнице.

- Были ли чудеса в вашей жизни? Случаи, когда вы были уверены, что из ситуации выбраться нельзя. А вы спасались…

Постоянно. Как-то шли с нашим подразделением по Волыни в 1944-ом, и вдруг – облава НКВД. Мы спрятались в кустах, оставалось только молиться, а большевики прошли практически по нашим головам, рядом, и никого не заметили. А в 1942-ом в Днепропетровске немцы вычислили мою квартиру и пришли арестовывать – и только благодаря нашему агенту в местной полиции мне удалось ускользнуть в последнюю минуту.

- С советским подпольем в Днепропетровске не сотрудничали?

У нас были ограниченные контакты – чтобы получать информацию – но сотрудничества не было. Они больше занимались террористическими акциями против немцев, а мы пропагандой. Днепропетровская сеть националистического подполья – это больше 1000 человек. Тех, кто хотел чаще участвовать в боевых акциях против немцев, мы переправляли на Волынь, в Полесье. Там УПА в упорных боях освободила от фашистов целые районы – и немалую роль в этом сыграли отряды, сформированные из восточных украинцев. А на Днепропетровщине ландшафт для партизанских действий был неподходящий – ну как в степи партизанить?

- Вы считали свои ордена? Какой из них самый дорогой для вас лично?

У меня нет орденов (в 2002-ом Василий Кук отказался от звания Героя Украины, которое ему хотел вручить Леонид Кучма – Ред.), есть лишь президентское отличие – "За участие в национально-освободительной борьбе". Многие достойные люди согласились принять это звание – и я не отказался.

- Чувствуете ли вы заботу со стороны государства, которое вы спасли от фашизма (тогда УССР, теперь Украины)?

Особо нет. Мы продолжаем требовать, чтобы всех участников национально-освободительного движения считали борцами за волю Украины и дать им статус "борца за независимость Украины", а не "ветерана ВОВ". Власть западноукраинских областей организовывает своего рода неформальные льготы для ветеранов УПА, киевская власть поддерживает организацию "Мемориал", которая собирает и распространяет информацию о нашей борьбе.

- Есть что-то, что вы храните со времен войны, что особо дорого вам?

Осталась память. Почти все мои боевые товарищи погибли – кто от рук немцев, кто от рук советов. Ведь теперешние ветераны УПА – это не участники боевых действий, а в основном гражданское население, которое давало кров и пищу повстанцам, за что и поплатилось многолетними сроками в лагерях. Теперь я один, но сохраняю самое дорогое – память.

- А с советскими ветеранами какие у вас отношения?

- Мы не отмечаем 9 мая, так как это праздник Красной армии. Но ветераны УПА поддерживают прекрасные отношения с ветеранами Красной армии, которые поддерживают идею независимости Украины. Я даже вхожу в президию Объединения ветеранов войны под руководством академика Игоря Юхновского. Мы не поддерживаем лишь позицию ветеранского объединения, которым руководит член КПУ Иван Герасимов. Особо хочу отметить, что УПА никогда не воевала с народом Украины или с Красной Армией. Да коммунистический режим и не выставлял на передний фланг борьбы с УПА обычных красноармейцев, ведь часто бывало, что советские и наши командиры делали вид, что не замечают друг друга – и мирно расходились. А воевали мы против спецвойск НКВД – этих карателей специально бросали против УПА – и против фашистских захватчиков.

"Газета по-киевски", 8 мая 2007 г.