Николай Плотников

СПЕЦСЛУЖБЫ БОРЮТСЯ С ТЕРРОРИЗМОМ

как это лучше делать, показывает история разгрома
украинских националистов 1940-50-х годов

После подписания президентом Владимиром Путиным Указа о возложении руководства контртеррористической операцией на Северном Кавказе на ФСБ, посыпались комментарии, суть которых сводится к тому, что органы безопасности якобы не в состоянии руководить подобными операциями, тем более широкомасштабными, и что, оказывается, вообще в истории еще не было подобных прецедентов.

Но опыт XX века показывает, что когда наряду с военной силой широко применялись политические, дипломатические, экономические, законодательные, специальные и иные методы, то эффективность действий государственных институтов в прекращении внутреннего конфликта и установления контроля над всей территорией страны существенно возрастала. Наглядный тому пример - опыт борьбы с Организацией украинских националистов (ОУН) и ее вооруженными формированиями - Украинской повстанческой армией (УПА), не имевшей аналогов по масштабам и размаху действий, составу противоборствующих сторон и остроте борьбы.

Отряды ОУН-УПА активно действовали в восьми областях Украины, а также на сопредельных приграничных территориях Польши и Чехословакии, что по площади не уступает размерам крупного европейского государства.

МЕТОДЫ БОРЬБЫ

По линии территориальных органов НКВД и НКГБ началось создание разветвленной агентурной сети. Под видом дезертиров, местных жителей, пострадавших от НКВД и сочувствующих идеям национализма, в структуры ОУН-УПА внедрялись агенты.

Среди специальных мероприятий следует выделить действия групп специального назначения НКВД. Под видом отрядов УПА, совершающих рейды или уходящих от преследования пограничников или внутренних войск, они вступали в контакты с формированиями УПА и внедрялись в них. Затем в зависимости от оперативной обстановки, морально-психологического состояния членов данного формирования УПА велась работа по склонению боевиков к прекращению сопротивления, выходу из леса и явки с повинной. В тех случаях, когда формирование УПА разложить изнутри не удавалось, оно уничтожалось.

Силой, с которой были вынуждены считаться боевики УПА, стали истребительные отряды, группы содействия истребительным отрядам и группы самозащиты. Они формировались из бывших партизан, призывной молодежи, жителей сел, подвергшихся бандитским нападениям. На 15 февраля 1945 г. в западных областях республики насчитывалось 292 истребительных батальона (около 24 тыс. чел.) и 2336 групп содействия (24 тыс. чел.).

Хорошо зная местность и людей, истребительные отряды и батальоны совместно с органами и войсками НКВД и НКГБ наносили ощутимые удары по формированиям УПА. Только за вторую половину 1944 г. они уничтожили в боях свыше 6 тыс. боевиков и 12 тыс. взяли в плен.

Помимо вооруженной борьбы с националистами члены истребительных отрядов вели широкую разъяснительную работу среди населения, помогали местным органам власти открывать школы, клубы, организовывать полевые работы.

Почувствовав угрозу со стороны истребительных отрядов, групп содействия и самозащиты, оуновское подполье дало указание по внедрению в них предателей с целью убийства руководителей и разоружения отрядов.

В послевоенные годы начался заключительный период борьбы с ОУН-УПА. Из-за больших потерь и изменившейся военно-политической обстановки формирования ОУН-УПА изменили тактику действий. Стараясь уклоняться от боевых столкновений с крупными формированиями внутренних войск и пограничников, свою деятельность они сосредоточили на диверсионно-террористических акциях и ведении разведки в интересах западных спецслужб. Руководителям ОУН было предложено уйти в глубокое подполье.

ОПЕРАТИВНЫЕ УЧАСТКИ И ГРУППЫ

В изменившихся условиях стало ясно, что в борьбе с ОУН-УПА уже нельзя ограничиваться только военными действиями. На первый план вышли силы правопорядка и госбезопасности, что потребовало существенной реорганизации всей системы управления.

На основании решения ЦК ВКП(б), НКВД и НКГБ СССР издали совместный приказ "О мероприятиях по усилению борьбы с оуновским подпольем и ликвидации вооруженных банд ОУН в западных областях Украинской ССР". В соответствии с этим приказом наркому внутренних дел УССР поручалось руководство оперативной работой и общее руководство борьбой с оуновским подпольем и вооруженными бандами во Львовской, Станиславской, Дрогобычской и Черновицкой областях республики. Его заместителями были назначены нарком государственной безопасности УССР и начальник пограничных войск НКВД Украинского округа. Непосредственное руководство этой работой возлагалось на УНКВД-УНКГБ.

В соответствии с совместным приказом НКВД и НКГБ СССР районы, где действовали формирования ОУН-УПА, разбивались на оперативные участки (в административных границах области), а те, в свою очередь, на оперативные группы (в административных границах района). Для руководства оперативно-войсковыми мероприятиями создавались т.н. оперативные тройки. На оперативном участке в нее входили: начальник УНКВД области (он же руководитель), начальник УНКГБ области и командир дислоцирующегося на территории области соединения (части) ВВ или погранвойск.

Старшим оперативной группы назначался или начальник райотдела НКВД, или начальник райотдела НКГБ. В отдельных случаях опергруппу возглавлял опытный офицер республиканского НКВД (НКГБ). На каждый участок в зависимости от оперативной обстановки выделялось определенное количество подразделений и частей войск НКВД и оперативных работников НКВД-НКГБ, как правило, в равных количествах.

Одним из слагаемых успеха борьбы с ОУН-УПА являлось тщательное планирование оперативно-войсковых мероприятий и операций. Оно осуществлялось с получением необходимых оперативных данных от территориальных органов НКВД-НКГБ лично командирами воинских соединений и частей совместно с соответствующим начальником местного органа госбезопасности с привлечением строго ограниченного круга лиц. В каждой области было расквартировано не менее одной дивизии внутренних войск. Были усилены и территориальные органы внутренних дел и госбезопасности.

Основными способами деятельности войск по ликвидации бандформирований в 1947-1950 гг. являлись: разведывательно-поисковые действия, разведывательные рейды, прочесывание местности.

Наибольшую результативность войска показывали при действиях в составе разведывательно-поисковых групп (РПГ). Применялись также засады, секреты и патрули.

АКТУАЛЬНЫЕ ДЕТАЛИ

Необходимо выделить ряд моментов, не утративших своей актуальности и сейчас.

Во-первых, тщательную подготовку операций, которая включала комплекс организационных мероприятий и планирование предстоящих действий. В ходе организационных мероприятий особое внимание уделялось подготовке войск. С военнослужащими проводились занятия, в ходе которых изучались тактика действий бандформирований, применяемые ими приемы и способы маскировки и обмана, как осуществлять блокирование населенных пунктов, лесных массивов с последующим прочесыванием, как действовать в засадах, секретах, разведывательно-поисковых действиях и налетах. С офицерами проводились инструктажи, занятия на картах и макетах местности. Подготовка войск завершалась, как правило, двусторонним учением. Затем проводились общие и частные разборы с каждой категорией военнослужащих с тщательным анализом допущенных ошибок и мер по их устранению. Кроме того, оперативно готовились подробные обзоры успешных и неудачных операций, а также различные памятки офицерскому и сержантскому составу.

Во-вторых, сохранение в тайне замысла и плана операции. К разработке документов допускался строго ограниченный круг лиц. Задачи командирам подразделений и личному составу ставились с прибытием в районы сосредоточения в 15-20 км от участка операции. Сосредоточение войск проводилось скрытно. В результате формирования УПА узнавали о появлении войск нередко уже только в ходе боестолкновений.

В-третьих, тщательное планирование операций на основе подтвержденных из различных источников разведданных.

Наряду со специальными боевыми операциями широкое применение нашли действия оперативно-войсковых (чекистско-войсковых) групп. Сущность этого метода заключалась в поиске и глубокой агентурной разработке обнаруженной подпольной организации ОУН (отряда УПА), аресте, уничтожении или захвате ее участников подразделениями внутренних войск или пограничников, а в отдельных случаях и Советской Армии, выделенными в состав оперативно-войсковой группы. Оперативный поиск и разработку проводили совместно работники территориальных органов НКВД-НКГБ и офицеры разведорганов объединений, соединений и частей войск НКВД и погранвойск.

Старшим оперативным начальником для всех органов, сил и средств, участвующих в оперативно-войсковой операции, являлся начальник оперативного участка (оперативной группы). Его заместителем - войсковой командир.

В-четвертых, совершенствование тактики, форм и способов оперативно-служебной деятельности войск. При попытке прорыва крупной банды с территории западных областей Украины за границу первыми вступали в бой подразделения внутренних или пограничных войск. Они сдерживали продвижение бандформирования к границе, активно ведя разведку сил и намерений противника.

Пограничный отряд информировал о создавшейся обстановке командование ближайшей польской части, усиливал охрану границы и на направлениях движения бандформирования выдвигал свой резерв. Он заранее занимал выгодный рубеж, строил наиболее целесообразный боевой порядок и внезапным огнем во взаимодействии с преследующими подразделениями ликвидировал противника или вынуждал его втягиваться в длительный бой, выигрывая время для подхода основных резервов.

По информации советских пограничников, командир части Войска Польского сосредоточивал на направлении движения банды свои резервы и в случае ее прорыва на польскую территорию совместно с преследующими подразделениями советских пограничников принимал меры к ее уничтожению (почему бы сейчас так не работать с грузинской стороной?).

В-пятых, активное использование авиации. Самолеты вели разведку, наводили войсковые подразделения на обнаруженные бандформирования, их стоянки, высаживали авиадесанты в нужные районы, наносили бомбо-штурмовые удары по скоплениям бандитов и местам их расположения.

В-шестых, особое внимание офицерского состава при проведении операций обращалось на взаимоотношения солдат и сержантов с местным населением. Это включалось отдельным пунктом в приказ на проведение оперативно-войсковой операции. От всего офицерского состава требовалось не допускать беззакония самим по отношению к местным жителям и требовать того же от подчиненных.

Учитывая то, что бандгруппы с целью дискредитации военнослужащих Красной Армии, внутренних войск НКВД, пограничников, милиции переодевались в их форму и совершали террористические акты, грабили местное население, добывали необходимую информацию у работников органов власти на местах, на каждую операцию стали выдавать удостоверения определенной формы. По ее окончании они уничтожались в установленном порядке.

ВЫВОДЫ

Анализ отчетов операций, проведенных в 1946-1947 гг. по ликвидации бандформирований, показывает, что основными причинами неудачных операций являлись: незнание оперативной обстановки и местности в зоне ответственности; плохой подбор руководителей операции и старших служебных нарядов; проведение операций без заблаговременной и тщательной подготовки; пренебрежение охранением и разведкой; плохое взаимодействие между силами и средствами различных силовых структур.

Провал ряда операций заставил командование внутренних и пограничных войск в директивном порядке запретить проведение их без предварительно разработанного и утвержденного старшим оперативным начальником единого плана взаимодействия. Кроме того, обязательным стал тщательный анализ каждой операции и доведение в части, касающейся ее результатов, до всего личного состава. За провалы в операциях, неудачные боестолкновения персональную ответственность несли начальники органов и войсковые командиры, по вине которых произошло невыполнение оперативно-боевой задачи.

Расследование неудачных операций с января 1947 г. производилось двустороннее, т.е. офицером органов госбезопасности с участием войскового командира. Участие в расследовании представителей госбезопасности и войск позволяло более объективно вскрывать истинные причины провала операций, неумелых действий, устанавливать конкретных виновников, определять необходимые мероприятия по предотвращению невыполнения оперативно-боевых задач.

Кроме названных, на эффективность операций влиял еще ряд факторов. Прежде всего дислокация войск мелкими гарнизонами (до взвода включительно). Из-за необходимости выделения значительного количества личного состава на обеспечение жизнедеятельности подразделений, а также их охрану непосредственно для участия в операциях оставалось нередко не более половины солдат и офицеров. Кроме того, как только ослаблялся контроль со стороны руководства за мелкими гарнизонами, резко возрастало количество неудачных оперативно-войсковых мероприятий и потерь среди личного состава, а также ухудшалось состояние правопорядка и воинской дисциплины в подразделениях, допускались факты бесчинств в отношении местного населения.

Таким образом, пока формирования ОУН-УПА действовали крупными отрядами численностью до одной тыс. человек, решающую роль с борьбе с ними играли войсковые соединения и части. Однако как только ОУН-УПА рассредоточилась на мелкие группы и перешла к диверсионно-террористической деятельности, перенеся основные усилия из леса в населенные пункты (как сейчас происходит в Чечне), для их нейтрализации более эффективными стали специальные методы, подкрепленные широким комплексом мер, реализованных в экономической, политической, культурной, образовательной и информационной сферах.

"Независимое Военное Обозрение"