Юлия Кантор

ЗОНА МОЛЧАНИЯ

В Заксенхаузене открылась выставка "Лагерь после лагеря"

Десять лет назад на безымянное кладбище близ лагерной стены случайно наткнулись рабочие мемориального комплекса "Заксенхаузен". Поначалу решили, что это братская могила узников Заксенхаузена времен Второй мировой, но серия экспертиз опровергла это предположение. "Выяснилось, что все погребенные умерли от истощения или болезней, а следов отравляющих веществ, например газов, не обнаружено, нет и пуль, - рассказывает пресс-атташе мемориала "Заксенхаузен" Хорст Сеференс. - Сохранившиеся фрагменты одежды также убеждают, что речь идет о заключенных послевоенного времени. Кроме того, в нацистском Заксенхаузене все трупы сжигали в огромном крематории - могил не было".

Сразу после окончания войны в Восточной Германии устроили фильтрационные лагеря советского образца, потом трансформировавшиеся в "изоляционные". В спецлагеря, которые курировал НКВД, помимо нацистских преступников попадали все, кто подозревался в сотрудничестве с фашистами: такова была "превентивная политика". А подозревались многие - побывавшие в плену, на оккупированной территории и даже имеющие родственников за границей. Доказательств вины, то есть "сотрудничества", естественно, особо не искали.

"Мама, меня вызывают в комендатуру. Скоро вернусь", - читаем в экспонирующейся на выставке записке 16-летнего берлинца. Он вернулся через пять лет - после того, как лагерь ликвидировали. Другой документ - "Дело Эриха Кона": немецкий художник-график еврейского происхождения был депортирован в Освенцим для "ликвидации как расово неполноценный". Кону повезло: от газовой камеры спасла профессия - в Заксенхаузене в конце войны работала фабрика по изготовлению фальшивых денег. Фабрике нужны были художники, и Кон из Освенцима был переведен туда как "особо ценный недочеловек". Он дожил до апреля 1945 года, когда лагерь освободили советские войска. Но уже в июне вновь стал заключенным Заксенхаузена - как пособник фашистов и фальшивомонетчик. Рядом с Коном в этом спецлагере НКВД отбывали срок те, кто лично способствовал "окончательному решению еврейского вопроса".

С ворот лагеря его новые хозяева не удосужились снять даже ставшую символом фашистского цинизма надпись "Труд делает свободным". Через эти ворота дважды суждено было пройти советскому летчику Михаилу Девятаеву. 26-летний Девятаев в 1943 году раненым попал в Заксенхаузен, а затем на остров Пинемюнде, где испытывалась новейшая авиатехника. В феврале 1945-го он совершил легендарный побег: смог угнать фашистский бомбардировщик и приземлиться у своих. Потом, уже после ХХ съезда, за свой подвиг он получил Звезду Героя, но тогда, в 45-м, его долго мариновали на допросах, а затем - отправили обратно в Заксенхаузен.

- Раз был в плену и выжил - значит, изменник Родины, я с этим пятном много лет прожил уже и после освобождения, когда домой вернулся, - рассказывает Девятаев. - "Твой лагерь?" - спросил меня сопровождавший энкавэдэшник. "Да", - отвечаю. "А в каком блоке сидел?" - "В тринадцатом". А он мне: "Хорошо, здесь и будешь опять сидеть".

Кстати, организаторам выставки "Лагерь после лагеря" об этом чудовищном сюжете ничего не известно: "Не хотел я им этого говорить, - объяснил корреспонденту "Известий" Михаил Девятаев. - Чего свою страну позорить? Знаешь, сколько нас таких было!"

Спецлагерь НКВД в Заксенхаузене, как и другие аналогичные, просуществовал до 1950 года. Вся лагерная документация была увезена в Москву. "Мы благодарны Госархиву России, который охотно и открыто пошел на сотрудничество с нами. Без помощи российских коллег эта выставка была бы в принципе невозможна: мы хотели говорить правду, основываясь не на домыслах, а на фактах и исторических документах", - говорит директор Фонда нюрнбергских памятников (куда входит и мемориал "Заксенхаузен") Гюнтер Морш. - Но самые важные документы хранятся в архиве ФСБ. Увы, на все просьбы о помощи мы получили отказ".

"Известия", 09.12.2001.