Сергей Вейгман

ДО ВСТРЕЧИ В БАВАРИИ...

30 мая 1947 года сотни УПА получили приказ о переходе на Запад

БОЙ С ТЕНЬЮ

Рейды на Запад были нужны командованию УПА в исключительно пропагандистских целях: именно благодаря таким броскам вооруженных и неплохо организованных украинцев Западная Европа узнала, что в Советском Союзе все еще жива оппозиция, которая действует с оружием в руках. С помощью боев и листовок повстанцы заставили писать об «украинском вопросе» всю мировую прессу — от «Нью Йорк дейли ньюс» до «Базлер Нахрихтен».

Небезынтересно, что для участников таких походов командование УПА разработало особую тактику, благодаря которой повстанцы сумели обвести вокруг пальца армии трех государств. По мнению Романа Шухевича, оптимальная численность участников рейда не должна превышать сорока человек (взвод). Такое количество людей сможет легко пройти по территории, занятой противником, не вступая в ненужные бои, а при потребности — разделиться либо «лечь на дно». От места последней остановки бойцы УПА должны были отходить не менее чем на 15 километров, хотя иногда частям повстанцев приходилось преодолевать более полусотни километров в день. Впрочем, этим набор уловок инсургентов не ограничивался. Согласно воспоминаниям офицера чехословацкой армии Вацлава Славика, «его (сотника Владимира Щигельского) группа оставляла такие следы, как будто бы прошло всего три человека. Ночью, босые, они проскальзывали сквозь наше расположение группой в форме длинной змеи, держась за руки и при необходимости поворачиваясь правее либо левее, или двигаясь назад, извиваясь как гадина». Если боя все-таки не удавалось избежать, подразделение УПА быстро занимало оборону и не позволяло врагу захватить выгодную позицию. Если это удавалось — схватка продолжалась всего несколько минут... После этого повстанцы собирали трофейное оружие и быстро отходили. А сталкиваясь с противником, значительно превосходящим их в численности, бойцы УПА старались занять круговую оборону, усилив фланги пулеметами, что обеспечивало условия для постепенного отхода. Что касается ведения огня, то, по свидетельству противников повстанцев, стреляли все сразу, и к тому же стрельба сопровождалась сильным криком, что нередко приводило к деморализации противника и обращало его в бегство. Ну а в том случае, если бойцы УПА приходили в село (в основном, это касается словацких сел, население которых относилось к украинцам с симпатией), все входы выходы из него сразу же «укреплялись» пулеметными гнездами, а глава народного собрания получал приказ немедленно собрать всех людей на площадь — выслушать повстанческих пропагандистов. В оптимальном варианте бойцы УПА «работали» в селах с 17.00 до часа ночи — за это время они успевали провести агитацию, отправить почту и незаметно отойти. Возможно, именно поэтому полностью ликвидировать хотя бы одну из рейдовых сотен так и не удалось ни полякам, ни чехам...

БЕГСТВО ОТ СВОБОДЫ

Михаил Дуда (Громенко)

Уже на следующий день после получения приказа о выступлении сотен «Ударники-2», «Ударники-4» и «Ударники-6», сведенных в курень под командованием Владимира Щигельского, они попали в окружение польских войск, откуда с огромными (по меркам УПА) потерями перешли чехословацкую границу — рейд на Запад начали всего-навсего 97 человек. Остальные сотни так и не смогли пробиться на Запад из-за жестоких боев с польскими и чехословацкими войсками.

Что касается поляков, то они сделали все для того, чтобы ликвидировать участников рейда. Более того, тогдашний министр обороны Польши Жимерский в официальном письме попросил министров обороны Чехословакии и СССР — генерала Свободу и Булганина — сделать все возможное, чтобы бойцы УПА не смогли перейти чехословацкую границу. Тем не менее сотням Михаила Дуды (Громенко), Владимира Щигельского (Бурлаки) и Романа Гребельского (Бродича) все-таки удалось прорваться... Интересно, что в Словакии повстанцы пользовались огромной поддержкой местного населения. Доходило до курьезов — сотник Громенко был вынужден отказать словакам, желавшим присоединиться к его отряду, — у него не было соответствующих указаний...

Убедившись, что сотрудники чехословацкой Службы национальной безопасности и части регулярной армии просто-напросто «теряют» подразделения УПА, министерство обороны Чехословакии создало специальную часть «Теплице» для борьбы с украинцами. В нее вошли четыре пехотных батальона и отряд выпускников офицерских школ в Кошице, Брно и Клатове — всего более двух тысяч человек. Увы, опыта борьбы с партизанами у чехов не было — в каждом бою они теряли намного больше людей, чем их противник. По признанию самих чехов, их люди гибли раньше, чем замечали бойцов УПА.

Уже в июле в операциях против украинских повстанцев было задействовано более четырех тысяч человек, а также авиационный отряд «Кобра», в котором насчитывалось семь самолетов. Так, в конце июня — начале июля сотня Громенко потеряла убитыми и ранеными 24 человека. К тому же многие бойцы просто выбились из сил: в результате, 15 человек были оставлены в районе городка Велька Вапеница. Рядом с ними положили записку, адресованную Чехословацкому Красному Кресту: «Просим вас, чтобы вы с нашими ранеными воинами обходились так же, как мы с вашими пленными. Украинские повстанцы».

Нелегкие испытания ожидали сотню Громенко в Чехии. Если хорошо относившиеся к украинцам словаки без особых проблем предоставляли им кров и еду, то в Чехии украинцы напоролись на явную враждебность. И хотя сотне удалось оторваться от преследования, ее ряды неумолимо таяли.

Перед переходом чешско-австрийской границы отряд разделился на две части. Одна отправилась на юг, а другая — на север. По договоренности, они должны были встретиться в Баварии 9—11 сентября... В ночь на 25 августа часть, с которой остался командир сотни Громенко, перешла границу в районе села Артолец, попав в советскую зону оккупации. Не вступая в бои с предупрежденными о продвижении повстанцев советскими частями и используя прикрытие леса, 36 бойцов УПА перешли на территорию Германии, оккупированную американцами. 11 сентября в 8.30 сотня «Ударники-2» торжественно сдала оружие солдатам 8-го Констабулярного корпуса оккупационных войск США. Она стала первым повстанческим отрядом, которому удалось пробиться за «железный занавес».

ПРОТИВ ТАНКОВ И ПРИРОДЫ

Владимир Щигельский

Сотне Щигельского (Бурлаки) пришлось еще хуже — во время боев с поляками она израсходовала практически все патроны и гранаты. В результате, всем этим ей пришлось заново обзаводиться уже в Чехословакии. Как и сотню Громенко, словаки встретили повстанцев неплохо: рассказывали о местонахождении частей Службы безопасности, указывали дорогу и даже... пригласили на свадьбу.

Впрочем, группе Щигельского откровенно не повезло: в середине августа 1947 года реки Ваг и Орава вышли из берегов, а единственный возможный путь полностью перекрыл полк «Словакия». Количество антипартизанских соединений было увеличено до 15 тыс. человек — против горстки повстанцев бросили даже танковые соединения. В результате, сотню Бурлаки окружили. В этих условиях сотник был вынужден разделить свой отряд на мелкие группы... Бои чешской армии с отрядами УПА вызвали в Чехословакии настоящую панику. Коммунисты обвинили Демократическую партию в сговоре с бандеровцами, направленном на свержение существующего строя; Союз словацких партизан просил у правительства разрешения поучаствовать в облаве... По чешским данным, во время «охоты на Бурлаку» на каждые четыре метра приходился один чехословацкий солдат. В ночь с 3-го на 4 сентября Бурлака вместе с четырьмя членами своей группы попал в плен — это чехи и по сей день считают своей наибольшей удачей в борьбе с повстанцами. Несмотря на это, несколько десятков человек из сотни Щигельского все же прорвались в американскую зону оккупации, а группа бунчужного Буркуна даже принесла на Запад хронику своей сотни, а также другие уникальные документы и фотографии. Разделившись на мелкие группы, к маю 1948 года на Запад смогли пробиться отдельные подразделения сотни Романа Гребельского (Бродича).

К сожалению, прорыв на Запад стал едва ли не последней крупномасштабной операцией УПА, исход которой можно назвать удачным. Все последующие годы «Армiя без держави» провела в неравных боях с превосходящими силами энкавэдистов...

"Столичные Новости", № 22(218), 2002 г.