Александр Гогун

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВООРУЖЁННЫХ
НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИХ ФОРМИРОВАНИЙ
НА ТЕРРИТОРИИ ЗАПАДНЫХ ОБЛАСТЕЙ УССР (1943-1949)

Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук, Санкт-Петербург, 2005.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В отечественной историографии проблема националистического движения в Украине в период Второй мировой войны и послевоенного десятилетия до сих пор изучена слабо. Ещё меньше исследован круг вопросов, связанных с формированием, условиями возникновения, развития, основными направлениями деятельности, организацией, кадровым составом и боевым использованием частей и подразделений украинского националистического повстанческого движения, официально именовавшегося Украинская повстанческая армия (УПА). В отечественной историографии в отношении УПА часто использовался термин «бандеровское движение», номинальным руководителем которого считался лидер украинских националистов Степан Бандера. Однако, под термином «бандеровцы» следует понимать не столько участников вооружённых формирований УПА, сколько представителей радикального направления в Организации украинских националистов (ОУН).

В России вопросы создания, целей и основных этапов деятельности УПА не являлись предметом специальных исследований вплоть до последнего времени, в то время как изучение истории украинского националистического повстанческо-партизанского движения представляется нам важным и актуальным. Исключение УПА из исследовательской проблематики Второй мировой войны и послевоенных лет привело к полному отсутствию каких бы то ни было представлений о фактической стороне формирования, численности, боевого использования, кадрового состава как отдельных подразделений, так и всей УПА. В фундаментальных трудах советской историографии существование УПА представлялось малозначимым фактом в истории СССР, а иногда и игнорировалось. Украинские националисты рисовались советской историографией бандитами, пособниками нацистов, УПА – детищем спецслужб Третьего Рейха, структурой, не имевшей сколько-нибудь серьёзной поддержки народа, а основным и едва ли не единственным видом деятельности националистических партизан объявлялась война против мирного населения. Следствием становилось серьёзное искажение фактической военной и политической истории, порождавшее её неадекватное видение в целом. Проблема повстанческого движения не ограничивается военно-политической стороной, а затрагивает также вопросы культурного, экономического, административного сотрудничества и/или противоборства с врагом как руководства Организации украинских националистов, так и собственно УПА. Более того, УПА в 1943-1949 гг. являлась важнейшим фактором в социально-политической жизни западных областей УССР.

Необходимость исследования УПА подтверждается существованием по данному вопросу значительного количества публикаций, отличающихся выраженной тенденциозностью и/или огромным количеством фактических ошибок. Подавляющее большинство советских и российских историков, занимавшихся этой проблемой, не приводит важнейших данных по истории формирования, действий УПА, численности повстанцев и подпольщиков.

Таким образом, один только вопрос о масштабе движения требует несомненного разностороннего анализа и изучения УПА, невозможных без знания фактической истории. Помимо определённой эффективности боевого использования повстанческих подразделений, возможно в ещё большей степени чрезвычайную важность исследования истории УПА доказывают массовость движения и, как следствие этого, массовость репрессивных мер советской власти в борьбе против ОУН-УПА. Нам бы хотелось подчеркнуть именно это обстоятельство, обуславливающее и важность, и актуальность исследования, необходимость тщательной реконструкции фактической стороны проблемы. В боевых формированиях УПА и структурах ОУН находились десятки тысяч человек, относившихся до февраля 1943 г. к самым разным социальным группам украинского общества. Советский террор захватил не только участников борьбы ОУН-УПА и их родственников, но и людей, симпатизирующих националистическому движению.

Актуальность исследования подтверждается и общественно-политическим значением продолжительной борьбы УПА. Борьба украинских повстанцев и память об этой борьбе послужила одним из важнейших «исторических аргументов» участников движения за независимость Украины в 1989-1991 гг. и, таким образом, являлась фактором, косвенно способствовавшим распаду СССР.

Постановка проблемы. Наиболее интересным сюжетом в истории антисоветских националистических движений в СССР в 1940-1950-х годах стало относительно продолжительное существование вооружённых формирований УПА. Подлинная картина создания, военного строительства, оперативного использования частей и соединений Повстанческой армии, остаётся до сих пор малоизученной в советской и новейшей российской историографии. В предлагаемом исследовании намеренно лишь в незначительной степени затронута личная судьба лидеров движения – главы ОУН (б) С. Бандеры, исполняющего обязанности руководителя ОУН(б) в 1941-43 гг. Н. Лебедя, главнокомандующих УПА Д. Клячковского, Р. Шухевича и В. Кука. Мы намеренно исключили из рассмотрения весь круг вопросов, связанных с проблемами морально-политической оценки движения. Основной упор будет сделан на изучение фактической истории УПА как военной структуры и ОУН как социально-политического явления.

Цели и задачи исследования. Объектом диссертационного исследования являются вооружённые формирования УПА в 1943-1949 гг. Предметом исследования – история и факторы создания, развития и функционирования УПА и подпольной сети ОУН до их уничтожения органами внутренних дел и государственной безопасности Советского государства.

Перед исследователем возникает определённый круг вопросов, связанный с участием населения Западной Украины в повстанческом движении в 1943-1949 гг. Также при рассмотрении истории УПА невозможно обойтись без описания условий возникновения Повстанческой армии – общественно-политического развития Украины в 1920-50-е годы, а также истории Организации украинских националистов (ОУН), как структуры, основавшей и создавшей УПА.

Наиболее важным нам представляется исследование:

- политической структуры, создавшей УПА – Организации украинских националистов (ОУН), её целей, задач, направления и этапов деятельности;

- украинского коллаборационизма периода Второй мировой и советско-германской войн и его соотношения с украинским националистическим сопротивлением – ОУН и УПА;

- процесса создания Украинской повстанческой армии в период немецкой оккупации в 1943-1944 гг. и основных направлений деятельности УПА в 1943-1949 гг.;

- вопросов комплектования, численности, офицерского и рядового состава, организационной структуры УПА и подпольной сети ОУН на протяжении всего периода повстанческой деятельности 1943-1949 гг.;

- причин поражения националистического движения в Украине.

Вопрос сотрудничества украинцев с нацистами приобретает актуальность в связи со стереотипом, укоренённом в определённых научных кругах, о том, что ОУН-УПА являлась чисто коллаборационистской структурой, после войны вынужденной бороться против советского режима уже без покровительства и поддержки Третьего Рейха, но с помощью английской и американской разведок.

Для успешной реализации поставленных целей необходимо решить следующие задачи:

1) Восстановить исторические условия создания и развития УПА, а также историю политической структуры, создавшей Повстанческую армию – Организации украинских националистов (ОУН);

2) Выделить отношение ОУН и УПА к нацистской Германии, и военно-политического руководства Третьего Рейха к вопросам сотрудничества с украинскими националистами и повстанцами;

3) Рассмотреть вопрос о создании и функционировании украинских коллаборационистских формирований, частей и соединений в годы Второй мировой войны и вопрос о соотношении украинского националистического сопротивления и украинского коллаборационизма;

4) Восстановить подлинную картину создания и функционирования Украинской повстанческой армии;

5) Определить степень эффективности участия УПА в боевых действиях в 1943-1949 гг.

При этом необходимо оговорить одну важную составляющую исследования – наименование, определение деятельности УПА, её в 1943-1949 годах за создание независимой объединённой Украины принято характеризовать в различных терминах и определениях. В советской историографии было в целом принято определение «политический бандитизм», или, сокращённо, «политбандитизм». В современной украинской историографии широко распространено определение этого явления как «национально-освободительной борьбы». Русская эмигрантская историография, а также современная российская историография также иногда использует термин «сепаратизм». Представив палитру оценок и определений, в данном исследовании автор делает основной упор на изучении фактической стороны явления, поэтому термины «украинское националистическое движение» и «повстанчество» представляются наиболее точными, не окрашенными политической оценкой, и поэтому наиболее приемлемыми.

Степень изученности проблемы. Проблемы истории Организации украинских националистов, украинского коллаборационизма и вопросы истории вооружённой борьбы УПА в отечественной историографии относятся к категории малоизученных. Длительное время они были предметом исследований лишь зарубежных и эмигрантских украинских историков, их сколько-нибудь объективное изучение в СССР было крайне сложным.1 Более серьёзному обращению к разным аспектам этой темы в нашей стране предшествовал научный интерес к истории национально-сепаратистских антисоветских движений периода Гражданской войны. Лишь с начала 1990-х годов, в связи с общественно-политическими изменениями в России появляются исследования отечественных специалистов, посвящённые проблемам коллаборационизма на захваченных территориях СССР, а также собственно истории ОУН и УПА. Кроме работ ныне покойного М.И. Семиряги стоит назвать труды Б.В. Соколова, П. Аптекаря, Ю. Борисёнка и Г. Матвеева.2 Однако, история УПА рассматривается ими в качестве частного сюжета или фрагментарно.

В историографии украинской диаспоры история ОУН и УПА представлена исследованиями ныне покойных Н. Лебедя (Германия), П. Мирчука (США), Л. Шанковского (США), и ныне здравствующих П. Содоля (США) и В. Косика (Франция).3 В их работах УПА представляется боевой структурой национально-освободительного движения украинского народа.

Современная украинская историография, продолжая традиции украинской эмиграции, уделяет большое внимание истории ОУН и УПА. Аннотированный указатель литературы об ОУН и УПА, изданный в 1999 г. специалистами Института истории Национальной академии наук Украины, содержит информацию о более чем полутора тысячах публикаций на русском и украинском языках, посвящённых этой проблеме.4 Большая часть перечисленных в указателе публикаций - книги, статьи, интервью, публикации документов и т.д. – появилась на свет в 1991-1999 гг., то есть как раз в период существования независимой Украины. Однако, особый интерес представляют некоторые монографии и статьи, вышедшие в самые последние годы. В работах И. Биласа ключевое место занимает проблема репрессивно-карательной системы советской Украины в 1917-1953 гг., поэтому борьба советских органов внутренних дел и госбезопасности против ОУН-УПА раскрыта с опорой на большое количество ранее неиспользованных документов.5 Особый интерес представляет собой серия монографий сотрудника Центрального государственного архива общественных объединений Украины Анатолия Кентия. Этот пятитомник построен по проблемно-хронологическому типу, и является наиболее ценным комплексным исследованием по истории ОУН и УПА.6 Отдельно хочется выделить работу крымского историка С.Н. Ткаченко, опубликованную в 2000 г. на русском языке и посвящённую тактике боевых действий УПА.7 Однако, при освещении истории ОУН и УПА автором допущен ряд фактических ошибок, которые частично рассмотрены в данной диссертации.

Ряд вышедших в последнее время работ, носящих, преимущественно, историко-публицистический характер, ставят своей целью апологетику, или, напротив, обвинения УПА. Среди последних наиболее известна изданная в Торонто, а позже переизданная в Донецке, носящая частично мемуарный характер книга Виктора Полищука «Горькая правда. Злодеяния ОУН-УПА».8

В разной степени проблемы создания и деятельности Повстанческой армии касались польские историки периода как социалистической, так и постсоциалистической Польши: соответственно, до и после 1989 года.9

В целом можно констатировать, что в зарубежной историографии история УПА представлена значительно более полно, чем в отечественной. Хотя, и в зарубежной историографии существуют некоторые пробелы, которые частично восполнены в данном исследовании. Это касается, в частности, реконструкции соотношения потерь мирного населения и повстанцев в ходе антиповстанческих операций органов Внутренних дел и Государственной безопасности, вооружённых сил СССР против ОУН-УПА, проблем создания и функционирования «повстанческих республик» в годы нацистской оккупации Украины, и т.д.

Источниковая база исследования. Использовавшийся диссертантом при исследовании круг источников подразделяется на опубликованные и неопубликованные документы и материалы, мемуары, печатные советские издания и издания ОУН 1930-40-х гг.

Из опубликованных в СССР и России документов и материалов представляются наиболее важными сборник: «Органы Государственной безопасности в Великой отечественной войне» - первый том, книга 1 и 2, изданные в 1995 году.10 Определённый интерес представляют донесения и сводки о действиях погранвойск в Западных областях УССР в 1939-1941, а также в 1944-1950 гг., опубликованные ещё в советское время.11 Отдельные документы, связанные с борьбой советских партизан, истребительных батальонов, Красной Армии и НКВД-НКГБ против ОУН-УПА представлены в трёхтомном сборнике документов: «Советская Украина в годы Великой отечественной войны».12

Среди опубликованных документов особую ценность представляют два многотомных издания «Летопись УПА», при этом следует разделить т.н. «киевскую серию» «Летописи» и «Летопись», издававшуюся в Торонто (Канада), а потом одновременно в Торонто и Львове. Составители сборников документов и материалов «канадско-львовской» серии, среди которых не всегда были профессиональные историки, преследовали две цели:

- сохранить и опубликовать как можно больше документов для их последующего анализа;

- представить борьбу УПА в возможно более выгодном для повстанцев свете.

Последнее стремление обусловлено не только непрофессионализмом и националистическим настроением составителей сборника, но и простым фактом того, что издание финансировалось в значительной мере ветеранской организацией бойцов УПА. Тома этой серии, изданные за рубежом, составлялись в большинстве случаев на основе документов УПА и ОУН (большинство томов с 1 по 36-й). Лишь тома 6, 7 и 21 («УПА в свете немецких документов» - основной массив – документы на немецком языке с английским и украинским резюме) представляют собой «взгляд со стороны». Из более поздних томов, изданных одновременно в Торонто и во Львове, особый интерес представляет 22-й том («УПА в свете польских документов» - документы изданы на польском языке с резюме на украинском языке). Несомненный интерес представляют перепечатанные в томах 3, 4, 8, 9, 10, 12, 16, 17, 18, 19, 24 подпольные издания ОУН и УПА на украинском и английском языках. Воспоминания рядовых и командиров УПА, а также подпольщиков ОУН напечатаны в томах 15, 19, 23, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 37. На основе документов советских партийных организаций и органов Внутренних дел и Государственной безопасности составлены тома, изданные одновременно и в Украине, и в Канаде: 38 (описание бункеров и схронов ОУН и УПА), 36 (список убитых бойцов УПА и подпольщиков ОУН во Львовской области).

Более ценные документы помещены в изданиях Новой серии «Летописи УПА» (так называемая «Киевская»), тома 2-7. В основном опубликованные там материалы находятся в бывших советских, а ныне украинских архивах – Центральном государственном архиве общественных объединений Украины (ЦДАГОУ – Центральний державний архів громадських об'єднань України – бывший архив КПУ) и Центральном государственном архиве органов высшей власти и управления Украины (Центральний державний архів огранив вищой владі і управлення України ЦДАОВВіУУ или ЦДАОВВУ). Во втором томе Киевской серии «Летописи УПА» опубликованы документы командования и тыла УПА за 1943 год, захваченные сотрудниками органов Внутренних дел и Госбезопасности, бойцами внутренних войск, военнослужащими Красной армии. Подавляющее большинство документов этого тома - донесения, обзоры, приказы, инструкции, воззвания и распоряжения офицеров УПА и функционеров ОУН - на украинском языке. Третий том Новой серии «Летописи УПА» содержит директивные документы ЦК Компартии Украины (ЦК КП(б)У, с 1952 г. – ЦК КПУ) о борьбе с УПА и националистическим подпольем. Большинство документов этого тома на русском языке, меньшая часть – на украинском. Четвёртый, пятый, шестой и седьмой тома Новой серии «Летописи УПА» содержит информационные документы ЦК КП(б)У, обкомов партии, НКВД-МВД, НКГБ-МГБ в период с 1943 по 1949 года, касающиеся борьбы против украинских повстанцев. Большинство документов, опубликованных в этих томах – на русском языке.

Ценные документы изданы украинским исследователем Владимиром Сергийчуком в двух сборниках: «ОУН-УПА в годы войны» и «Десять бурных лет».13 Последнее издание посвящено деятельности ОУН и УПА в послевоенные годы. Борьба ОУН-УПА на территории Польской Народной Республики представлена в сборнике документов Юрия Шаповала «ОУН и УПА на территории Польши (1944-1947 гг.)».14 Особый интерес представляют аннотации ряда документов Государственного архива Службы безопасности Украины (бывший архив КГБ УССР), опубликованные сотрудником архива С. Кокиным.15 Аннотации содержат пересказы протоколов допросов представителями советских репрессивно-карательных органов командиров УПА и функционеров ОУН.

Из опубликованных вне серии «Летопись УПА» мемуаров, на наш взгляд, наиболее ценны воспоминания атамана Тараса Бульбы (Боровца) – командира отряда УПА-ПС (Полесская сечь, с июля 1943 г. – Украинская народная революционная армия – УНРА).16 В определённой мере он выступает в качестве независимого наблюдателя, поскольку критически относится ко всем четырём силам, противоборствовавшим в 1943 году на Западной Украине: ОУН(бандеровской)-УПА, Армии Крайовой (АК), советским партизанам и нацистам.

Деятельность мельниковской фракции ОУН на территории Украины в годы Второй мировой войны представлена рядом книг, среди них стоит отметить «Повстанческую записную книжку» М. Данилюка, а также сборник мемуаров и статей мемуарного характера «На зов Киева».17

К сожалению, мемуары командиров партизанских отрядов П.П. Вершигоры, Д.Н. Медведева, С.А. Ковпака подвергались сильной военной и партийной цензуре.18 Поэтому по ним можно реконструировать скорее не фактическую составляющую истории Повстанческой армии, а отношение партийно-советского руководства после войны к проблеме ОУН-УПА. Написанные уже после 1991 года мемуары П.А. Судоплатова и Г.З. Санникова представляют определённую ценность с точки зрения освещения борьбы против ОУН-УПА сотрудниками советских спецслужб.19

Представляют определённый интерес также мемуары сражавшегося во Львовской области во время нацистской оккупации офицера польской АК Я. Венгерского, а также отчёты и донесения руководства базировавшихся на западной Украине частей польского националистического сопротивления.20 Их дополняют опубликованные сначала в Израиле, а потом в Германии воспоминания вильнюсского еврея И. Йонеса, проведшего в Восточной Галиции весь период оккупации.21

Из воспоминаний функционеров оккупационной администрации наибольший интерес представляют мемуары главы Политического отдела Первого отдела «Восточного министерства» О. Бройтигама.22

Из неопубликованных источников, которые использовались автором при написании работы, назовём фонды уже упоминавшихся Центрального государственного архива общественных объединений Украины (Центральний державний архів громадських об'єднань України – ЦДАГОУ, русская аббривеатура - ЦГАООУ) и Центрального государственного архива высших органов власти и управления Украины (Центральний державний архів вищих органів владі і управлення України – ЦДАОВВУУ, русская аббривеатура - ЦГАОВВУУ).

В ЦГАООУ это фонд 1 – ЦК Компартии Украины, ф. 57 – коллекция документов из истораии Коммунистической партии Украины, фонд 62 – Украинский штаб партизанского движения, ф. 63 – собрание документов 1-й Украинской партизанской дивизии им. Дважды Героя Советского Союза генерал-полковника С.А. Ковпака, а также фонды 64, 65, 66 партизанских соединений А.Ф. Фёдорова, А.Н. Сабурова, М.И. Наумова и других командиров.23

В ЦГАОВВУУ это фонды № 3833, 3959, 3836, 3837 – в них содержатся документы УПА, захваченные в ходе борьбы с националистическим подпольем, а также документы о деятельности Украинского центрального комитета (УЦК) в Кракове. Ценность документов УЦК заключается в возможности проследить взаимоотношения между коллаборационистскими структурами в Галиции и украинским националистическим сопротивлением.24

Подчеркнём, что большое количество опубликованных источников позволяет составить объективную картину истории создания и функционирования ОУН-УПА. Поэтому основной упор в работе был сделан именно на анализ опубликованных документов и материалов.

Все цитируемые в работе фрагменты документов или литературы на украинском, польском и немецком языках переведены автором. При цитировании сохранены лексика, орфография и пунктуация исходного текста.

Научная новизна работы. В диссертации впервые в отечественной, а по ряду аспектов и в зарубежной историографии получили подробное освещение вопросы, связанные с созданием и функционированием наиболее многочисленного подпольного вооружённого сопротивления 1940-х годов в СССР (любое из аналогичных движений в Прибалтике или Белоруссии насчитывало меньше участников), к которому небезосновательно применяем термин «армия», хотя армия и иррегулярная – повстанческо-партизанская. К раскрытым автором вопросам, которые до сих пор остаются за рамками российских исследований, относятся такие, как:

- уточнение структуры и организации боевых действий частей и подразделений УПА;

- материально-техническое обеспечение подполья и повстанческих формирований;

- гражданская и хозяйственная деятельность функционеров ОУН и УПА в нацистском тылу;

- повстанческо-террористическая деятельность подполья ОУН в первые недели советско-германской войны;

- профессиональная характеристика командных кадров УПА;

- вопросы эффективности армии в контексте её сравнения с аналогичными повстанческими движениями XX века и советским партизанским движением Украины в 1943-1944 гг.;

- украинско-польский этнический конфликт 1942-1944 гг.

В диссертации впервые использованы и введены научный оборот ранее неизвестные в России и недоступные архивные материалы, а также воспоминания современников, позволяющие объективно взглянуть на характеристику формирований УПА. Материалы диссертации могут быть использованы для дальнейшей разработки проблем истории Второй мировой войны и строительства социалистической системы в западных областях УССР в послевоенное время.

Хронологические рамки исследования истории УПА - 1943-1949 годы - определены следующими фактами. В феврале 1943 года на Третьей конференции ОУН было принято решение о вооружённм выступлении, а месяц спустя - о создании военной структуры для борьбы за Украинское самостоятельное соборное (т.е. объединённое) государство. К концу 1949 года эта структура, получившая наименование УПА, была в целом разгромлена и 3 сентября 1949 года Главнокомандующий УПА генерал Т. Чупринка (Р. Шухевич) отдал приказ о расформировании ещё активных штабов и боевых единиц армии. На службе осталась только часть 4-го отдела (организационно-персональный) Главного военного штаба для ведения учёта награждённых бойцов. В октябре того же года появилось «Обращение воюющей Украины ко всей украинской эмиграции» – оно стало последним документом, в котором официально фиксируются чины и звания командиров или штабов армий. Сопротивление в подполье продолжалось и далее, но термин «армия» к этому движению уже не применим. Поэтому мы рассматриваем период времени с февраля 1943 по сентябрь 1949 года как естественный для изучения истории УПА.

Методология исследования. Для исследования проблемы был использован основанный на принципах историзма комплексный подход к изучению исторических явлений. Это означает, что в ходе работы автор стремился рассматривать проблему создания и боевого использования формирований УПА в контексте реально происходивших в Европе военно-политических процессов в 1943-1949 гг. Главными и наиболее значимыми из них были Вторая мировая война и противоборство СССР и нацистской Германии, а также расширение советской социалистической системы, против которой в основном и боролись украинские повстанцы.

В данном историческом исследовании применяются основные исторические методики: анализ, синтез, дедукция и индукция, сопоставление и сравнение, экстраполяция. При изучении украинско-польского межэтнического конфликта используются методологические элементы этнопсихологии и исторической психологии. Применительно к своей работе автор использует те исторические методы (историко-сравнительный, историко-типологический) и процедуры, которые помогают изучению обозначенной проблемы. Вопросы, поставленные в диссертации, раскрываются при помощи проблемно-хронологического метода изложения материала. Однако, в отдельных случаях (например, при рассмотрении отдельных частей и подразделений УПА, а также в случае применения сравнительного анализа) приходится выходить за рамки обозначенного метода, что продиктовано логикой исследования.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в возможности применения его в учебной работе, при подготовке специальных курсов по истории Второй мировой войны. Фактический материал, изложенный в исследовании, и его выводы могут быть использованы при написании обобщающих трудов по истории СССР в годы Второй мировой войны и послевоенного строительства социалистической системы. Результаты исследования могут быть полезны в информационно-аналитической работе, при разработке и осуществлении российской политики в Украине, прогнозировании развития ситуации в Восточной Европе.

Проверка результатов исследования. Диссертация обсуждалась на кафедре истории Северо-западной академии государственной службы. Отдельные положения диссертации отражены в трёх научных публикациях.

Структура работы определяется целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, трёх глав, заключения, двух схем и списка использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются объект, предмет, хронологические рамки, цель и задачи работы, характеризуются научная новизна, методологическая основа и практическая значимость исследования, проводится анализ источников, оценивается степень изученности проблемы в отечественной и зарубежной науке.

В первой главе – «Условия возникновения и деятельности УПА. Проблема украинского коллаборационизма» - раскрывается социально-политический фон возникновения и функционирования УПА, проблема соотношения украинского националистического сопротивления и украинского коллаборационизма. Рассматриваются и анализируются цели и тактика Организации украинских националистов, прослеживаются основные этапы её деятельности.

В первом параграфе первой главы – «Общественно-политическое развитие Украины в 1920-1950-х годах. Деятельность Украинской войсковой организации и Организация украинских националистов» - приводится доказательства о характере УПА как военно-политического инструмента ОУН, организации, главной целью существования которой была борьба за создания Украинского самостоятельного объединённого государства. Рассматривается характер сотрудничества ОУН с военной разведкой Третьего Рейха. Описываются основные этапы социально-политической истории Украины в 1920-1950-е годы: территориальные и этнополитические изменения, история деятельности украинских политических партий и групп, политика в украинском вопросе вообще и отношение к ОУН со стороны польского, румынского, чехословацкого правительств, Советской власти.

Инициатива создания Украинской войсковой организации (УВО) и её воспреемника - Организации украинских националистов (ОУН) - принадлежала группе националистически настроенных офицеров армий Западно-Украинской Народной Республики и Украинской Народной Республики. В сотрудничестве с представителями спецслужб разных стран (Веймарская республика, Литовская республика, нацистская Германия) УВО и ОУН выступала в качестве независимой силы, как союзник и/или партнёр. Как показали события 1941 года, партнёр в значительной мере ненадёжный, тем более, что его ненадёжность подкреплялась финансовой независимостью, поскольку ОУН получала поддержку от относительно состоятельной, но политически маловлиятельной украинской диаспоры США и Канады.

Деятельность Организации украинских националистов в 1930-1940 годах и её радикальной фракции ОУН (бандеровцев) в 1940-55 годах не оставляет сомнения в том, что эта организация представляла собой праворадикальную часть украинских националов, которая активно преследовала только свои собственные цели, главной из которых было создание Украинского самостоятельного объединённого государства. В попытках достижения этой цели Украинская войсковая организация и Организация украинских националистов пришла в конфронтацию разной степени интенсивности с рядом государств: Польшей, Румынией, Чехословакией (как до, так и после Второй мировой войны), нацистской Германией (в 1941-44 годах), Венгрией (в 1939-44 годах) и Советским Союзом. Поэтому можно утверждать, что радикальные украинские националисты готовы были пойти на союз или вступить в борьбу с принципиально разными режимами (в том числе и тоталитарными) и государствами. Их борьба против СССР и нацистской Германии была обусловлена не их приверженностью идеалам демократического устройства государства, а разнице в целях ОУН-УПА с одной стороны, и Третьего Рейха и Советского Союза – с другой. Данное утверждение подтверждает тот факт, что УПА в 1943-1945 годах вела борьбу с Армией Крайовой, которая не являлась тоталитарным движением или тоталитарной организацией.

При этом независимость и последовательность деятельности ОУН на протяжении 1930-1950-х годов прослеживается достаточно чётко.

Инициатива создания украинского повстанческо-партизанского националистического движения, получившего название Украинская повстанческая армия (УПА), принадлежала не высшему военному командованию Вермахта, не спецслужбам Г. Гиммлера или оккупационной нацистской администрации, а руководству бандеровского крыла Организации украинских националистов. Более того, первоначально УПА выступала как активная антинацистская сила. Вооружённые формирования украинских повстанцев возникли в кратчайший срок, в том числе и из-за увеличения вероятности военно-политического поражения нацистской Германии. Главные цели УПА совпадали с программными установками как ОУН, так и других украинских националистических, монархических, клерикальных и либеральных партий. Поэтому в какой-то степени деятельность ОУН-УПА была выражением стремлений большей части украинских политиков, независимых от советской системы.

Показано, что Организация украинских националистов находилась в военно-политическом союзе с нацистской Германией на протяжении трёх месяцев 1939 года, а бандеровская фракция ОУН на протяжении 5-ти месяцев 1941 года.

Во втором параграфе первой главы рассматривается проблема соотношения украинского коллаборационизма с украинским националистическим сопротивлением.

Большую часть периода советско-германской войны ОУН(б)-УПА, объявив стратегию «двухфронтовой борьбы» (одновременно против нацистов и коммунистов), находились в конфронтации с Третьим Рейхом, поэтому должны быть отнесены не к коллаборационистским структурам, а к националистическому сопротивлению. Сложно не согласиться с оценкой коллаборационистских формирований и УПА, данной историком М.И. Семирягой: «…Из событий того же времени мы знаем, как мужественно, без каких-либо союзников и с мизерной надеждой на победу в течение долгих лет войны и даже после неё сражались за свободу и национальную независимость Организация украинских националистов под руководством Степана Бандеры и её Украинская повстанческая армия. Это следует признать вне зависимости от того, как мы оцениваем цели и методы бандеровцев».25

Подавляющее большинство украинских коллаборационистов в вооружённых силах и полицейских структурах Третьего Рейха - не менее 400 тыс. человек - не имело никакого отношения к деятельности ОУН и УПА. Численность коллаборационистских военных частей украинских националистов составляет менее одного процента от общего числа людей, надевших военную форму противника или служивших полицейскими в оккупационных структурах.

ОУН-УПА неоднократно пыталась срывать деятельность коллаборационистских формирований и призыв в них. Эти инициативы вызвали ожесточённую антибандеровскую критику со стороны как непосредственно оккупантов, так и авторитетных украинских политиков, пошедших на компромисс с нацистами: В. Кубийовича, А. Мельника, А. Ливицкого и П. Скоропадского. Однако, со второй половины 1944 года известные украинские политики начинают выражать сочувствие борьбе УПА с коммунистическим режимом, одновременно не признавая ведущую роль бандеровцев среди украинских политических сил антикоммунистического направления.

Нельзя не признать определённое влияние, оказываемое ОУН и УПА на украинцев, и не только украинцев, служивших в коллаборационистских частях. Однако, на протяжении всего периода оккупации полицейские украинской национальности в восточных областях Украины представляли для бандеровцев опаснейшего врага.

В целом отношения между украинским националистическим сопротивлением и украинскими коллаборационистами были менее напряжёнными, чем такие же отношения между представителями коммунистического подполья и партизанского движения с одной стороны, и украинскими коллаборационистами с другой. Можно также констатировать, что националистическое сопротивление и коллаборационизм в некоторых случаях сближались на почве борьбы с общим врагом – советской общественно-политической системой.

Во второй главе, носящей название «Украинская повстанческая армия в годы нацистской оккупации Украины, 1943-1944», рассматривается история возникновения Повстанческой армии и её деятельность в первые полтора года существования – с марта 1943-го по август 1944 года.

УПА представляла собой совокупность независимых вооружённых националистических формирований, была создана не при содействии оккупантов, а вопреки стремлениям последних. Более того, около полутора лет Повстанческая армия вела борьбу против нацистского режима, в которой обе стороны несли сотни и тысячи жертв, а немецкая сторона из-за деятельности УПА терпела значительные экономические убытки, связанные со срывами сбора продовольствия на оккупированных территориях. Данный факт не отрицает отдельных фактов взаимодействия и сотрудничества УПА с представителями Вермахта и венгерских военных и политических кругов в 1944 году, не имевших, подчеркнём, решающего влияния на характер и масштабы деятельности ОУН-УПА.

В первом параграфе второй главы рассматриваются боевые действия УПА в период нацистской оккупации Украины: борьбе с нацистским режимом, его союзниками (венграми и коллаборационистами), и советским партизанским движением. Если борьба с последним носила бескомпромиссный характер, то отношения с нацистами в первой половине 1944 года иногда доходили до кратковременных тактических союзов. В ещё большей степени это относится к венгерским войскам. С вооружёнными силами Румынии УПА вообще не воевала, а представители ОУН весной 1944 года заключили с представителями руководства Румынии устную договорённость о перемирии.

Эффективность УПА подтверждается её успехом в противостоянии оккупационным властям и советским партизанам: повстанцы дважды сорвали план действий красных партизан, подчинённых Украинскому штабу партизанского движения– в 1943 и 1944 гг.

Борьба УПА принимала форму боевых действий против нацистской Германии и её союзников, советских партизан, польского националистического партизанского движения, уничтожение людей, поддерживавших противников ОУН-УПА, а также их родственников, и отдельно выделяется уничтожение поляков как национальности.

Во втором параграфе второй главы рассматривается административная и хозяйственная деятельность УПА: создание т.н. «повстанческих республик». Приведены документы, свидетельствующие о попытках руководства ОУН-УПА наладить экономическую жизнь на территориях, находящихся под контролем повстанцев, и тем самым завоевать определённую популярность в довольно широких слоях населения Волыни и Галиции. Приведены донесения красных партизан, свидетельствующие о как минимум, удовлетворительном результате этих попыток. Данный факт приобретает особое значение – украинским повстанцам удалось обеспечить лучшее экономическое положение крестьян, проживающих на подконтрольной бандеровцам территории, чем положение гражданского населения на территории советских партизанских краёв. Деятельность в Западной Украине всех партизан (УПА, АК, советских) причиняла оккупантам значительный, в том числе экономический ущерб.

В третьем параграфе второй главы рассматривается украинско-польский конфликт. Его основными предпосылками и причинами названы действия польских властей в межвоенный период, стремление польской Армии крайовой (АК) удержать территорию Волыни и Галиции в составе будущего польского государства, а также стремление ОУН изгнать польское меньшинство из Украины, выразившееся в политическом решении о «деполонизации» западноукраинских областей. В свою очередь, это решение повлекло конкретные указания командирам ОУН-УПА по реализации планов акций устрашения, получивших оформление в виде массовых убийств мирного польского населения.

Боевые качества формирований УПА следует признать как минимум удовлетворительными. Об этом свидетельствует однозначная победа УПА в партизанской войне против польской Армии крайовой. Значение этой победы увеличивается наличием у АК невольного, но, активного, опытного и сильного союзника по борьбе против УПА: красных партизан. Украинско-польский конфликт в своих наиболее брутальных формах в целом прекратился в конце 1944 года, что было вызвано появлением у УПА и АК нового сильного противника – советской власти. Окончательное прекращение украинско-польского конфликта связано с выселением поляков из Западной Украины и выселением украинцев из юго-восточных регионов польского государства в 1944-1947 гг.

В четвёртом параграфе второй главы рассматривается организационная структура, численность, комплектование и материально-техническое обеспечение УПА.

В УПА существовали: единое командование, система штабов, чёткая организационно-штатная структура (армии, военные округа, загоны, курени, сотни, чоты и рои), системы подчинения и соподчинения, воинских чинов, званий и должностей, воинская дисциплина и присяга. Общая численность одновременно поставленных под ружьё бойцов летом 1944 года составляла не менее 25 тыс. человек. Поэтому употребление термина «иррегулярная армия» по отношению к украинским национальным партизанским формированиям 1943-1949 гг. нам представляется правомерным. Материально-техническое обеспечение УПА осуществлялось либо за счёт трофеев, добытых у противника, либо за счёт гражданского населения, что характерно практически для всех партизанских движений.

В третьей главе, носящей название «Борьба УПА с советской властью в 1944-1949 гг.» рассматривается второй период борьбы Повстанческой армии за независимую Украину. Данный период продолжался 5 лет, и во время него УПА понесла наибольшие потери.

В первом параграфе третьей главы рассматривается позиция руководства ОУН-УПА после окончания Второй мировой войны, а также позиция руководства УССР и СССР по отношению к ОУН-УПА. Обе стороны были настроены на бескомпромиссную борьбу вплоть до полной победы над противником. Причём, если со стороны высшего партийного руководства УССР такая настроенность подкреплялась подавляющим военно-техническим превосходством над врагом, то командиры повстанцев надеялись на военный конфликт между СССР и США, на скорую антикоммунистическую революцию в СССР и развитие массовых антисоветских националистических (в том числе повстанческо-партизанских) движений в странах Центральной и Восточной Европы.

Во втором параграфе третьей главы рассматриваются мероприятия органов Советской власти против УПА. Силы, направленные в 1944-1949 годах на подавление ОУН-УПА можно определить как:

- Красная Армия (с 1946 года – Советская Армия);

- пограничные войска НКВД-МВД СССР;

- внутренние войска НКВД-МВД СССР;

- органы милиции НКВД-МВД УССР;

- спецслужбы – НКГБ-МГБ УССР (в том числе агентура данных спецслужб);

- вооружённый партийно-советский актив;

- истребительные батальоны, состоявшие на западной Украине в 1944-45 годах преимущественно из поляков, а в 1945-1949 годах – из украинцев.

Использование данных сил позволило представителям советского государства достичь подавляющего численного перевеса над Повстанческой армией, а бесперебойное снабжение этих сил позволило им достичь колоссального материально-технического превосходства над УПА, что и стало основными причинами поражения националистичкского партизанско-повстанческого движения западной Украины. Основным методом борьбы с повстанческой армией были чекистско-войсковые операции, выражавшиеся в уничтожении или захвате в плен участников вооружённых формирований УПА. Помимо этого проводилась масштабная, в том числе оперативно-агентурная деятельность по выявлению и ликвидации подполья ОУН. Всё это дополнялось мероприятиями советской власти, условно обозначаемыми как советизация региона: депортации членов семей участников ОУН-УПА и сочувствующих им элементов, перепись и паспортизация населения, коллективизация, пропаганда и агитация как непосредственно в среде повстанцев, так и среди мирного западноукраинского населения.

В третьем параграфе третьей главы рассматривается итог борьбы УПА с Советской властью в 1944-1949 годах. По данным, указанным в постановлении Политбюро ЦК КПСС в июле 1953 года, в 1944-1952 годах в западных областях УССР было репрессировано 490 000 человек, из них убито 153 тысячи (в том числе погибли в боевых действиях), арестовано 134 тысячи, выслано за пределы УССР свыше 203 тысяч человек.26 По данным 10-го (архивно-учётного) отдела КГБ при Совете министров УССР, суммарные потери советской стороны в 1944-1953 гг. насчитывали 30 676 погибших, среди которых сотрудников НКГБ-МГБ насчитывалось 678, сотрудников органов внутренних дел – 1864; военнослужащих внутренних, погранвойск и Советской армии – 3199; участников истребительных батальонов – 2590; работников аппарата комсомола, КП(б)У и органов советской власти – 3504; колхозников и селян – 15355; рабочих – 676; представителей интеллигенции – 1931 (включая 50 священников); детей, стариков, домохозяек - 860. Подполье совершило в указанных годах 14 424 операций.27

В заключении обобщены основные выводы диссертационного исследования. Важнейший итог нашего исследования заключается в следующем. Мы должны признать фактическое существование в период с марта 1943 г. до конца 1949 г. вооружённых формирований Украинской повстанческой армии как наиболее сильной и массовой структуры националистического сопротивления в СССР 1940-х годов. Через ряды УПА за время её существования прошло около 100 тысяч человек. Это в целом больше, чем за тот же период в трёх партизанских антисоветских движениях в Прибалтийских республиках, вместе взятых. УПА продолжала борьбу против советской власти в более значительных масштабах и более длительный период, чем аналогичные повстанческие структуры в Польше. В течение шести с половиной лет УПА смогла без сколько-нибудь существенной поддержки от какого-либо национально-государственного образования противостоять двум могущественным государствам рассматриваемого периода – нацистской Германии и Советскому Союзу.

Многие командиры УПА обладали ценными военными знаниями и опытом, приобретёнными в рядах Войска польского, коллаборационистских полицейских и фронтовых формирований, и даже в рядах Красной Армии. Большинство командных кадров УПА прошли военное обучение в специальных военных школах ОУН в 1941-43 гг. Признаком относительно высокой организованности УПА служит наличие активных ветеранских объединений бывших бойцов УПА, как в эмиграции, так и на современной Украине. Очевидно, что повстанческое движение пользовалось поддержкой местного населения. Об этом говорит не только продолжительность и упорство борьбы УПА, но и факт установления многочисленных памятников участникам националистического движения в городах и сёлах западной Украины в настоящее время.

Итоги исследования могут быть сведены к следующим выводам:

1) Продолжительное сотрудничество УВО, ОУН, а после 1940 года – ОУН (б) с различными государствами, в том числе нацистской Германией (в частности, военными кругами Третьего Рейха) носило не случайный характер, а строилось на почве взаимных интересов и в ходе совместной борьбы против общих врагов – Польши и Советского Союза.

2) ОУН(б) в начальный период Второй мировой войны придерживалась курса на коллаборационизм, и бандеровцы перешли на позиции сопротивления нацизму из-за украинской политики Третьего Рейха вообще, и антибандеровского террора нацистских спецслужб в частности.

3) Инициатива создания УПА принадлежала политической структуре – Организации украинских националистов (ОУН), основной целью которой была борьба за Украинское самостоятельное объединённое государство, что и предопределило основные направления деятельности УПА в 1943-1949 годах.

4) УПА не являлась коллаборационистской структурой и боролась против нацистского оккупационного режима в 1943-1944 годах. Эта борьба была предопределена существенным различием в политических целях ОУН-УПА и руководства Третьего Рейха.

5) ОУН-УПА в 1943-1944 году в некоторой степени получила международное признание, что определяется переговорами бандеровцев с представителями высшего военно-политического руководства Румынии и Венгрии.

6) Деятельность УПА в период нацистской оккупации Украины можно рассматривать как подготовительный период к борьбе с советской властью в 1944-1949 годах, и одновременно как первый этап партизанской националистической борьбы, опирающейся на поддержку западноукраинского населения.

7) Действия Повстанческой армии в ходе украинско-польского этнического конфликта должны были с точки зрения руководства ОУН-УПА, привести к изгнанию польского меньшинства, считавшего земли Волыни и Восточной Галиции неотъемлемой частью Польского государства. В ходе данного конфликта украинскими повстанцами были применены массовые этнические чистки. Количество жертв антипольского террора УПА в 1943-1944 годах превышает число жертв действий украинских повстанцев в 1944-1949 годах. При этом необходимо отметить, что аналогичные действия против украинского населения в 1943-1944 годах вели и польские националистические партизаны, хотя и в меньшем масштабе.

8) Деятельность УПА в 1944-1949 годах и борьба украинских повстанцев с советской властью считалась ими главной составляющей во всей истории УПА. Это подтверждается масштабом жертв среди повстанцев и украинского населения, вызванных действиями советской власти против ОУН-УПА, а также количеством жертв среди представителей органов НКВД-МВД, НКГБ-МГБ и Красной (с 1946 года Советской) Армии, а также гражданского населения, поддерживавшего советскую власть. Немаловажна и продолжительность борьбы УПА против советской власти – 5 лет. В условиях нацистской оккупации Повстанческая армия действовала полтора года. Следует отметить разницу в интенсивности противостояния УПА господствующему режиму в 1943-1944 и 1944-1949 годах: в период нацистской оккупации борьба против немцев велась в основном с целью расширить территорию действий ОУН-УПА и завоевать популярность в народе, а в 1944-1946 годах действия УПА были целенаправленно ориентированы на свержение советской власти в Украине. Со стороны советского партийного руководства УПА оценивалась как, прежде всего, антикоммунистическая и антисоветская структура.

Совокупность сделанных нами выводов в отношении повстанческого национального вооружённого сопротивления позволяет говорить о большом значении феномена существования УПА в истории СССР рассматриваемого периода.

Итогом исследования является также то, что автором намечены возможные и представляющие, с нашей точки зрения, наибольший интерес направления работы по истории ОУН-УПА в будущем. При изучении военно-политической борьбы граждан СССР против Советской власти сегодня необходимы, в первую очередь, восстановление фактического, событийного ряда, тщательное исследование сюжетов, связанных с вопросами оперативного состояния частей, профессиональной и моральной характеристики кадров военнослужащих. В перечне задач будущих российских исследователей наиболее важными нам представляется следующие: изучение довоенных биографий будущих офицеров Повстанческой армии, взаимоотношений различных политических и личных группировок и объединений в рядах УПА и подполья ОУН, определение потерь повстанцев и их врагов в борьбе УПА с Вермахтом, СС, Красной Армией и НКВД-МВД и НКГБ-МГБ на основе сравнительного анализа документов противоборствующих сторон, изучение вопросов функционирования Службы безопасности ОУН, тактики Внутренних войск НКВД в борьбе с повстанцами, противоречий, возникавших между структурами МВД и МГБ в ходе мероприятий по ликвидации УПА, введение в оборот новых архивных материалов, особенно из архивов ФСБ и Минобороны России и т.д. Полнота накопленных материалов по данным вопросам позволит продолжить объективное исследование малоизученных, но заслуживающих изучения проблем Второй мировой войны, истории СССР.

Публикации автора по теме диссертационного исследования:

1. Украинско-польская партизанская война 1943-1944 гг. // Клио. СПб. 2003. № 4 (23). Объём 0,5 п.л.

2. Украинская повстанческая армия в воспоминаниях последнего главнокомандующего [Интервью с Василием Куком] // Новый Часовой. СПб. 2004. № 15-16. Объём 1,5 п.л.

3. Эрих Кох и Сидор Ковпак на “кресах всходних” // Новая Польша. № 7-8 (66-67) 2005. Объём 0,5 п.л.

 

------------------------------------------------------------------------

[1] В качестве образцов советских исследований ОУН и УПА можно назвать:

Ржезач Т., Цуркан В. Разыскиваются… - М., 1988; Чередниченко В.П. Анатомия предательства: Украинский буржуазный национализм – орудие антисоветской политики империализма. – 2-е изд., перераб. и доп. – Киев, 1983.

[2] Из трудов отечественных специалистов мы назовём:

Семиряга М.И. Коллаборационизм: Природа, типология и проявления в годы Второй мировой войны. – М., 2000; Соколов Б.В. Оккупация. Правда и мифы. - М., 2002; Его же: Украинские повстанцы // Набат, 31.03.02; Аптекарь П. НКВД против расшитых сорочек. Внутренние войска и национальное движение на Западной Украине // Родина. 1998. № 8. С. 126-130; Борисёнок Ю., Горелов Н. Крыса в пасти удава. «Украинская держава» на львовском Рынке // Родина. 2003. № 2. С. 96-99; Матвеев Г. Четыре выстрела дракона. Покушение на Пилсудского (25 сентября 1921 г.) // Родина. 1998. № 8. С. 116-118.

[3] Из исследований украинской диаспоры наиболее заслуживают внимания:

Лебедь М. Українська Повстанська Армія, ії генеза, ріст і дії у визвольній боротьбі українського народу за Українську Самостійну Соборну Державу. Ч. 1. Німецька окупація України. (Репринтне видання) – Дрогобич, 1993; Косик В. Україна і Німеччина у Другій світовій війні / Пер. із фр. Романа Осадчука. – Париж – Нью-Йорк – Львів, 1993; Косик В. Українська повстанська армія. Короткий історичний огляд. – Київ, 1999; Мірчук П. Роман Шухевич (Ген. Тарас Чупринка). Командир армії безсмертних. – Нью-Йорк – Торонто – Лондон, 1970.

Мірчук П. Українська повстанська армія. 1942-1952. / Репринтне відтворення видання 1953 року (Мюнхен). Підготовив до друку Михайло Стасюк. – Львів, 1991; Шанковський Л. Історія Українського війська. Ч. 4. – Вінніпег, 1953. (.); То же. Київ, 1991; Содоль П. Українська повстанча армія, 1943-1949. Довідник. – Нью-Йорк – Тернопіль, 1994.

[4] См.: Кокін С.А. Анотований покажчик документів з історії ОУН і УПА у фондах Державного архіву СБУ. Випуск І. – Київ, 2000.

[5] Білас І. Репресивно-каральна система в Україні. 1917-1953. В 2 кн. – Київ, 1994.

[6] Кентій А.В. Нариси історії Організації українських націоналістів в 1929-1941 рр. – Київ, 1998; Его же: Нариси історії Організації українських націоналістів в 1941-1942 рр. – Київ, 1998; Его же: Українська повстанська армія в 1942-1943 рр. – Київ, 1999; Его же: Українська повстанська армія в 1944-1945 рр. – Київ, 1999; Его же: Нарис боротьби ОУН-УПА в Україні (1946-1956 рр.) – Київ, 1999.

[7] Ткаченко С.Н. Повстанческая армия (Тактика борьбы) / Под общ. ред. А.Е. Тараса - Минск-М., 2000.

[8] Поліщук В. Гірка правда. Злочинність ОУН-УПА (Сповідь українця). – Торонто, 1994.

[9] Образцом польской историографии периода социализма об УПА может служить работа: Szczesniak A., Szota W. Droga do nikąd. Działalność organizacji ukraińskich nacjonalistów i jej likwidacja w Polsce. – Warszawa, 1973.

Из польской историографии УПА периода 1989-2003 гг. имеет смысл назвать работы: Motyka, Grzegorz. Tak by o w Bieszczadach: walki polsko-ukraińskie, 1943-1948. - Warszawa, 1999; Motyka, Grzegorz, Wnuk, Rafal. Pany i rezuny: Współpraca AK-WIN i UPA. 1945-1947. - Warszawa, 1997.

[10] Органы Государственной безопасности в Великой Отечественной войне / Сб. док-тов. Том I. Накануне. Книга вторая (1 января – 21 июня 1941 г.) – М., 1995; Органы Государственной безопасности в Великой Отечественной войне / Сб. док-тов. Том I. Накануне. Книга первая (ноябрь 1938 г. – декабрь 1940 г) – М., 1995.

[11] Пограничные войска СССР. 1939 - июнь 1941: Сборник документов и материалов. - М., 1970.

Пограничные войска СССР в Великой Отечественной войне, 1941: Сборник документов и материалов. – М., 1976; Пограничные войска СССР в Великой Отечественной войне. 1942-1945 / Сб. документов и материалов. – М., 1976; Пограничные войска СССР, май 1945-1950: Сборник документов и материалов. – М., 1975.

[12] Советская Украина в годы Великой Отечественной войны 1941-1945. Документы и материалы. В 3-х тт. – Киев, 1985.

[13] Сергійчук В. Десять буремних літ. Західноукраїнські землі у 1944-1953 рр. Нові документи і матеріали. – Київ, 1998.

Сергійчук В. ОУН-УПА в роки війни. Нови документи і матеріали. – Київ,1996.

[14] Шаповал Ю. ОУН і УПА на терені Польщі (1944-1947 рр.) – Київ, 2000.

[15] Кокін С.А. Анотований покажчик документів з історії ОУН і УПА у фондах Державного архіву СБУ. Випуск І. – Киiв, 2000.

[16] Бульба-Боровець, Т. Армія без держави. Слава і трагедія украинського повстанського руху. Спогади. - Київ - Торонто - Нью-Йорк, 1996.

[17] Данилюк М. (Блакитний) Повстанський записник. Репринтне видання 1968 р.– Київ, 1993; На зов Києва. Український націоналізм у Другій світовій війні / Збірник статей, спогадів і документів. – Торонто - Нью-Йорк, 1985.

[18] Ковпак С.А. Від Путивля до Карпат. – Львів, 1980; Медведев Д.Н. Сильные духом. Роман. – Донецк, 1990; Вершигора П.П. Рейд на Сан и Вислу. – Киев, 1987.

[19] Санников Г.З. Большая охота. Разгром вооружённого подполья в Западной Украине. – М., 2002; Судоплатов П.А. Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930-1950 годы. – М., 1997.

[20] Węgierski J. W lwowskiej Armii Krajowej. – Warszawa, 1989; Armia Krajowa w dokumentach, 1939-1945. Tom. II. Czerwiec 1941 – kwiecień 1943. – Wrocław-Warszawa-Kraków, 1990.

[21] Yones E. Die Strasse nach Lemberg: Zwangsarbeit und Widerstand in Ostgalizien 1941-1944 – Frankfurt/Main, 1999.

[22] Bräutigam O. So hat es sich zugetragen. Ein Leben als Soldat und Diplomat. – Würzburg, 1968.

[23] ЦГАООУ. ф. 1, ф. 57, ф. 62, ф. 63, ф. 64, ф. 65, ф. 66.

[24] ЦГАОВВУУ, ф. 3833, ф. 3959, ф. 3836, ф. 3837.

[25] Семиряга М.И. Коллаборационизм…, С. 481.

[26] Лаврентий Берия. Стенограмма июльского Пленума ЦК КПСС и другие документы. / Под ред. акад. А.Н. Яковлева. – М., 1999. С. 47.

[27] Вєдєнєєв Д.В., Лисенко О.Є. Прояви терору і терорізму в протистоянні радянської влади та ОУН і УПА в західноукраїнському регіоні післявоєнної доби // Політичний терор і тероризм в Україні. – Київ: Наукова думка, 2002, с. 770-771.