Александр Гогун, Александр Вовк

ЕВРЕИ В БОРЬБЕ ЗА НЕЗАВИСИМУЮ УКРАИНУ

”20.VI [1943] разбиты немцы в Бережцах. Один немец перешел на сторону отряда. Он заявил, что партия
и правительство ведут Германию к погибели, и поэтому он считает их своими врагами. Хочет бороться
против них. Сказал, что в стране партия и гестапо так же, как украинцев, трактует его семью и сирых
немецких граждан. Он собственноручно кидал гранаты в окно полицейского поста”.
1

Из отчета о деятельности отряда под командованием ”Ворона”
Группы УПА ”Богун” за период с 11.06 по 10.07.1943 г.

Рассматривая вопрос украинско-еврейских отношений в двадцатом веке, любой исследователь сталкивается с проблемой отношения евреев к национально-освободительному движению украинцев. Обычно представления об этом строятся на основе стереотипов советской пропаганды: погромы, украинские националисты-юдофобы, участие украинских полицаев в Холокосте и т.д.

Однако объективный исследователь не может не отметить неправомерность таких представлений об украинско-еврейских взаимоотношениях в переломные моменты истории Восточной Европы. Мало известны факты участия евреев в национально-освободительном движении 1940-х годов, в Украинской повстанческой армии (УПА).

Изначально в идеологии Организации украинских националистов (бандеровцев) присутствовал антисемитизм, который, впрочем, существенно уступал их русо- и полонофобии, а также антикоммунизму. В решениях установочного съезда ОУН(б) в 1941 году значилось: ”Евреи в СССР являются преданнейшей опорой господствующего большевицкого режима и авангардом московского империализма в Украине. Противоеврейский настрой украинских масс использует московско-большевицкое правительство, чтобы отвлечь их внимание от действительного виновника бед, и чтобы в час взрыва направить их на погромы евреев. Организация украинских националистов борется с евреями как с опорой московско-большевицкого режима, одновременно осведомляя народные массы, что Москва – это главный враг”.2

В 1999 году украинский исследователь Иван Патриляк в своей работе ”Легионы украинских националистов” опубликовал документ, свидетельствующий, что военнослужащие украинского батальона Вермахта ”Нахтигаль” (”Соловей”), который возглавлял будущий главком УПА Роман Шухевич, из антисемитских побуждений перестреляли всех евреев, встреченных в небольшой деревушке под Винницей.3

Зафиксированы и другие случаи участия бандеровцев в антисемитских акциях – не столь кровавых. Однако, в целом речь идёт об отдельных инцидентах, а не о планомерном участии в геноциде. В 1954 году в конгрессе США состоялись соответствующие слушания, которые сняли с ОУН обвинения в причастности к Холокосту.4

Соответствующее решение ОУН(б) приняла в 1942 году, правда, с весьма специфической формулировкой: ”Невзирая на негативное отношение к евреям как к орудию московско-большевистского империализма, считаем нецелесообразным в настоящий момент международной ситуации принимать участие в антиеврейской акции, чтобы не стать слепым оружием в чужих руках и не уводить внимание масс от главных врагов”.5 То есть от красной Москвы, коричневого Берлина и бело-красной Варшавы.

Жизнь заставила бандеровцев отказаться от наиболее радикальных идей тоталитарного национализма и сменить лозунг ”Украина для украинцев” на другой – ”Свобода народам – свобода человеку!”

В феврале-марте 1943 года националисты на территории православной Волыни создали УПА. Повстанческая армия приняла в свои ряды несколько тысяч украинцев и представителей других национальностей – татар, грузин, азербайджанцев, армян, узбеков, русских. К концу 1943 года в ней состояло около 15 тысяч повстанцев, опирающихся на разветвленную структуру бандеровского подполья и широкую народную поддержку.

Приход в Повстанческую армию больших масс крестьян, нехватка определённых профессиональных кадров потребовали от командования быстрого решения этих проблем. Вот именно на этом вооруженном этапе украинского освободительного движения документально фиксируется участие в нем евреев. Тут, очевидно, можно предполагать, что деятельность украинских повстанцев была не чужда евреям – выходцам с Украины, для которых украинский язык нередко был вторым, а возможно и первым родным языком.

В УПА ощущалась острая нехватка врачей, а именно хирургов. Многих врачей-украинцев забрали немцы в начале войны из западных регионов Украины для восполнения своих потребностей. Раненным в боях бойцам новосоздаваемой УПА нужна была срочная помощь, и она в скором времени была организована.

Вот как описывает участие евреев в украинском Сопротивлении и.о. руководителя ОУН(б) в 1941-1943 годах Николай Лебедь: ”Большинство врачей УПА были евреи, которых УПА спасала от уничтожения гитлеровцами. Врачей-евреев считали равноправными гражданами Украины и командирами украинской армии. Здесь необходимо подчеркнуть, что все они честно исполняли свой тяжкий долг, помогали не только бойцам, но и всему населению, объезжали территории, организовывали полевые больницы и больницы в населенных пунктах. Не покидали боевых рядов в тяжелых ситуациях, даже тогда, когда имели возможность перейти к красным. Многие из них погибли воинской смертью в борьбе за те идеалы, за которые боролся весь украинский народ”.6

Может, с пропагандисткой целью Лебедь несколько и приукрасил украинско-еврейское сотрудничество, но участие евреев в УПА – несомненный исторический факт.

Например, в радиограмме в Центр 30 октября 1943 года руководители одного из коммунистических партизанских отрядов Бегма и Тимофеев сообщали: ”Националисты в Домбровице мобилизовали всех портных для изготовления теплой одежды на зиму. По последнему распоряжению штаба националисты сейчас принимают к себе всех, кроме поляков. В данное время [среди] националистов много евреев, особенно врачей”.7

Отмечали участие евреев в УПА и советские репрессивно-карательные органы. Специальная докладная записка начальника управления контрразведки ”Смерш” 1-го Украинского фронта генерал-майора Осетрова секретарю ЦК КП(б)У Никите Хрущеву повествует о задержании 1 февраля 1944 г. ”активного члена ОУН, еврея” Лейбы Иосифовича Домбровского (псевдоним ”Валерий”). Из текста следует что он, уроженец села Ольшаница Ракитнянского района Киевской области, 1910 года рождения, с 1929 по 1941 года состоял в ВКП(б). Окончил юрфак Киевского университета. В начале советско-германской войны был призван в Красную армию и, участвуя в боях, в 1941 году был ранен и попал в немецкий плен. Изменив фамилию, имя, отчество и национальность на украинца Леонида Панфиловича Дубровского, ему удалось вырваться из нацистской неволи. Поселившись в городе Ровно, он в конце 1941 года установил связь с Организацией украинских националистов и с началом вооруженной борьбы в 1943 году стал сотрудником политического отдела Украинской повстанческой армии.8 Здесь нужно подчеркнуть, что речь идет о наивысшей политической структуре УПА.

Работая в политотделе, Лейба Домбровский написал ряд ”контрреволюционных националистических листовок, брошюр и воззваний”, в которых он ”клеветал на Советский Союз”, заявлял, ”что Москва угнетает народы не русской национальности”, призывал угнетенные народы ”к вооруженной борьбе с советским государством”. Среди подготовленных им материалов – воззвания к узбекскому, таджикскому, армянскому и другим народам. В августе 1943 года обвиняемый написал брошюру ”Как московский царизм покорял народы”.

К сожалению, документ не говорит о судьбе Л. Домбровского, но нетрудно предположить, что его либо расстреляли, либо дали 25 лет концлагерей – к ”участникам антисоветских вооружённых формирований” применяли, как правило, именно эти две меры ”социальной защиты”.

Интересно, что, согласно этому документу, не националисты втянули его в ОУН, а он сам ”установил связь” с бандеровцами (из-под палки вряд ли будешь писать пламенные воззвания и брошюры). Кстати, о подобных инициативах других евреев свидетельствует отрывок из отчёта одного из руководителей тыла военного округа УПА ”Зарево”, описывающий ситуацию около города Костополь в Ровенской области УССР в августе 1943 года: ”Национальных меньшинств в этих трёх районах нет, за исключением нескольких евреев, которые в последнее время добровольно пришли к нам работать…”.9

К сожалению, повстанческие мемуары не донесли до нас истинных цифр, имен и псевдонимов большинства врачей-евреев, которые были в УПА. Здесь можно привести только некоторые из них.

Одним из лучших врачей в отряде УПА имени Ивана Богуна, который базировался в южной части Волынской области, был амбулаторный врач Шая Давидович Варма (”Скрипач”). Исходя из протокола допроса после ареста в августе 1944 года органами НКВД, он родился в Варшаве в 1909 году.10 Учился один год во Франции, в 1937 году окончил Варшавский медицинский институт, супругу звали Бронислава. До 1939 года работал в еврейском госпитале в Варшаве. Потом, во время германско-польской войны, спасаясь от гитлеровцев, выехал в городок Владимир-Волынский на Западной Украине, где работал врачом-эпидемиологом, а позже стал врачом сельской амбулатории, коим и работал в годы немецкой оккупации. Был мобилизован в УПА в мае 1943 года, находился там до августа 1944 года, за это время вылечив, согласно его собственным показаниям на допросе, 200 украинских повстанцев. До нас дошли воспоминания о Шае Варме бывшей разведчицы УПА Галины Островецкой (”Коханской”): ”Варма был хорошим врачом, который в бункерных условиях делал сложные операции, он чудесно играл на скрипке, с которой никогда не расставался. Ему и псевдоним дали ”Скрипач”. Когда выпадала свободная минута, повстанцы собирались на лесной поляне, приглашали Варму, который играл для них. Его все любили и берегли”.11 По свидетельству Галины Островецкой, за деятельность в УПА Шая Варма был приговорен к двадцати годам концлагерей – и это невзирая на то, что бандеровцами он был мобилизован, а не пришёл добровольно и занимался среди повстанцев сугубо мирной деятельностью.

По воспоминаниям сотенного УПА В. Ниновского (”Грабенко”), действовавшего в северной, лесной части Ровенской области, врачом в его батальоне был еврей из города Ровно под псевдонимом ”Чёрный”. По словам автора, когда было много раненых, доктор ”Чёрный”, кроме УПА, постоянно бывал на санитарных пунктах, чтобы оказывать помощь крестьянам, поскольку других врачей в том регионе не было.12

По воспоминаниями офицера УПА В. Новака (”Крылатый”), действующего в северной лесной части Волынской области, в том регионе было три госпиталя. В них работали украинские и еврейские врачи. Последних ”вырвали из немецких когтей, где они раньше или позже были обречены на смерть”. Автор называет доктора-еврея ”Белого”, который находился в УПА со своей женой. По словам В. Новака, доктор был одним из лучших врачей военной округи УПА ”Турив”.13

Заслуживают специального цитирования слова об одном из наиболее известных врачей УПА, настоящее имя которого, к сожалению, пока скрывается под псевдонимом ”Кум”. По некоторым данным, он происходил из города Стрый, Львовской области. Воспоминания об этом человеке оставил в 1949 году один из видных командиров УПА в Карпатском крае сотник Владимир Федыняк (”Хмель”). Сам автор погиб в 1951 году, а его воспоминания пылились в архиве КГБ Украины до последних времен.

Повествующий рассказывает о больших облавах войск НКВД на территории Калушской округи зимой 1946 года. В той горно-лесной местности находился госпиталь под руководством доктора ”Кума”. И далее: ”Доктор ”Кум” – известная фигура в УПА. Его знали тысячи повстанцев. Он был в УПА от основания У(краинской) Н(ациональной) С(амообороны) (так первоначально назывались отряды УПА в Галиции – А.Г.). Вначале был врачом сотни ”Сыроманци”, потом в батальоне ”Гайдамаки”, в офицерской школе ”Олени” (два выпуска), и наконец руководителем госпиталя в Марыни. Доктор ”Кум”, по национальности еврей, к нам был искренне привязан, и хоть Организация (ОУН) разрешила ему после прихода большевиков выйти и легализоваться, он выбрал делить долю и недолю с нами дальше, а при надобности – честно погибнуть. Какой кристальный характер! У меня была возможность с ним часто встречаться и разговаривать. Доктор ”Кум” был оптимистом, верил в нашу победу. Один раз, уже при большевистской действительности, я с ним встретился в Марыни и спросил: почему он не пошёл с доктором ”Максимовичем” (ещё один врач-еврей, который в 1943 году работал в офицерской школе УПА “Олени”14А.Г.) на легализацию? Он мне так ответил: ”Знаете, пан поручик, какую боль мне принесло то известие, что вы хотите от меня избавиться. Я принадлежу к категории тех людей, которые добро долго помнят. Во время немецкой оккупации Организация (ОУН) спасла меня от смерти, почему же я должен быть ей неблагодарным и не помогать повстанцам строить Украину? Я верю, что себя не посрамлю, а вам могу не раз пригодиться”.15 23 января 1946 года к госпиталю приблизилась спецгруппа войска НКВД. Легкораненные начали отступать, а здоровые начали выносить тяжелораненных из бункера. За этой работой застали их первые выстрелы. Тогда погиб доктор ”Кум”, поручик ”Клименко” и 12 человек медперсонала и раненых. Девятерым отступающим удалось спастись. ”Доктор “Кум”, – по словам автора воспоминаний, – сдержал слово. Он не посрамил ни себя, ни УПА”.

Приведём ещё одно свидетельство – иного рода, – которое касается участия евреев в УПА. Его автор – уроженец Вильнюса еврей Илья Йонес, проведший в Восточной Галиции весь период оккупации. Он сам был в группе еврейского Сопротивления, позже присоединившейся к красным партизанам, и вот какую историю он рассказывает в своих мемуарах: ”Во время побега в лес и уничтожения лагеря Куровице некоторые “свободные” евреи установили связь с украинским подпольем, бандеровцами, и начали с ними сотрудничать. Эта инициатива была поддержана бандеровцами, которые были заинтересованы в еврейских специалистах. Многим врачам и техникам лагеря Куровице бандеровцы предлагали помочь освободиться.

Доктор Старопольский и доктор Кальфус согласились и пошли к бандеровцам. Старопольский, честный и наивный человек, верил представителям украинских националистов, что ему не причинят вреда. Он был долгое время при них и оказывал раненым и больным медицинскую помощь.

К доктору Старопольскому и доктору Кальфусу украинские националисты присовокупили также одного стоматолога. Ему удалось бежать в день большого русского наступления – 22 июня 1944 года. Он ушёл в поля, и когда приблизился отряд русских, вышел из своего укрытия с поднятыми руками и встал перед ними. Он рассказал нам позже, что украинские националисты ещё перед приходом

* Свідчення не може сприйматися без застережень, зважаючи на те, що воно передане через третю особу (автора спогадів), яку не можна назвати незацікавленою. - Примітка web-упорядника.
русских убили доктора Старопольского и доктора Кальфуса, так как последние слишком много знали”.16*

Так или иначе, можно констатировать факт участия евреев в национально-освободительном движении украинского народа в 1940-х годах XX столетия. В принципе, ничего необычного в этом нет: во всех крупных военно-политических формированиях тех лет евреи или служащие еврейского происхождения принимали участие – в польской Армии Крайовой, Власовской армии, партизанских коммунистических отрядах, в Красной армии, в Вермахте, а также в коллаборационистской еврейской полиции – была и такая. Не стала исключением и УПА, воевавшая за независимую Украину – против Гитлера и Сталина.

 

«Корни», № 25 (январь-март 2005 г.), Москва-Киев, стр. 133-141.

------------------------------------------------------------------------

[1] Волинь і Полісся: УПА та запілля 1943–1944. Документи і матеріали. / Упор. О. Вовк, І. Павленко. Літопис УПА. Нова серія. Т. 2. Київ – Торонто, 1999, с. 340–341.

[2] Українське державотворення. Акт 30 червня 1941. Збірник документів і матеріалів. – Львів-Київ: „Піраміда”, 2001, с. 11.

[3] Патриляк І. К. Легіони Українських Націоналістів (1941–1942): історія виникнення та діяльності. – Київ: Знання, 1999, с. 26.

[4] Соколов Б.В. Оккупация. Правда и мифы. – М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2002, с. 15-16.

[5] Iдея i чин: орган проводу ОУН, 1942–1946. Літопис УПА. Т. 24. Торонто – Львiв: ”Літопис УПА”, 1995, с. 52.

[6] Лебедь М. Українська Повстанська Армія, ії генеза, ріст і дії у визвольній боротьбі українського народу за Українську Самостійну Соборну Державу. Ч. 1. Німецька окупація України. (Репринтне видання) – Дрогобич, 1993, с. 69.

[7] Боротьба проти УПА і націоналістичного підпілля: інформаційні документи ЦК КП(б)У, обкомів партії НКВС-МВС, МДБ-КДБ. 1943–1959. Книга перша: 1943–1945. Літопис УПА. Нова серія. Т. 4. Київ – Торонто: „Літопис УПА”, 2002, с. 107.

[8] ЦДАГОУ, Ф. 1, оп. 23, спр. 930, арк. 115-116.

[9] Волинь і Полісся: УПА та запілля 1943-1944. Документи і матеріали. / Упор. О. Вовк, І. Павленко. Літопис УПА. Нова серія. Том 2. – Київ – Торонто, 1999, с. 245.

[10] Літопис нескореної України. Документи, матеріали, спогади. Т. 1 – Львів: Просвіта, 1993, с. 413-416.

[11] Берекета Б. Багряними шляхами // Голос України. № 119 (369) 26.06.1992. С. 13.

[12] Медична опіка в УПА. Літопис Української Повстанської Армії. Т. 23. – Торонто – Львів: Літопис УПА, 1992, с. 79.

[13] Там же, с. 82.

[14] Ткаченко С.Н. Повстанческая армия (Тактика борьбы) / Под общ. ред. А.Е. Тараса / Мн.: Харвест; М.: АСТ, 2000, с. 41.

[15] ДА СБУ, спр. 376, т. 66, арк. 500-501.

[16] Yones, Eliyahu Die Strasse nach Lemberg: Zwangsarbeit und Widerstand in Ostgalizien 1941-1944 / Bearbeitet von Susanne Heim. Aus dam Hebräischen übersetzt im Auftrag der Zentralen Stelle der Landesjustizverwaltungen zur Verfolgung der NS-Verbrechen, Ludwigsburg. – Frankfurt/Main: Fischer Taschenbuch Verlag, 1999, S. 111-112.