Александр Гогун

ЕВРЕИ В СОВЕТСКОМ ПАРТИЗАНСКОМ ДВИЖЕНИИ УКРАИНЫ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

К числу малоизученных вопросов истории Второй мировой войны и сталинизма является советское партизанское движение – в частности, вопрос о национальных взаимоотношениях в рядах «народных мстителей». В советское время о конфликтах и сложностях, скрывавшихся за фасадом сталинского интернационализма, принято было молчать. Да и ряд современных историков, даже уделяющих национальному вопросу в партизанских отрядах должное внимание, не всегда чётко обозначают проблему – поэтому мы попытаемся в коротком документальном очерке сконцентрироваться на малоизученных вопросах участия евреев в советском партизанском движении Украины.1

На 1930 г. евреи составляли 6,5% населения Украины.2 Согласно данным украинского исследователя Стера Елисаветского, в соединениях Украинского штаба партизанского движения доля евреев составляла 3%.3

Попытаемся ответить на вопрос о причинах такой своеобразной диспропорции.

С самого начала войны и до начала 1943 г. в НКВД УССР, ЦК КП(б)У и УШПД из разных источников потоком шли сведения о том, что нацисты проводят полное истребление евреев. Однако, на протяжении 1941-1944 гг. никакого особенного внимания «еврейскому вопросу» – в отличие, например, от «польского вопроса» – зафронтовыми органами управления партизанами Украины не уделялось. Вероятно, поскольку каких-то далеко идущих политических планов по отношению к евреям у указанных организаций не было, то и судьба еврейского меньшинства их интересовала мало.

С другой стороны, отношение славянского населения УССР к евреям в 1930-1940-е годы можно охарактеризовать как сдержанно-негативное,4 особенно антисемитские настроения были распространены среди украинцев. При этом отношения украинцев и евреев не достигали того накала, как, скажем, украинско-польское противостояние в западных областях УССР в тот же период. Поэтому нередки были случаи помощи евреям со стороны украинцев, укрывавших своих соседей в годы Холокоста.5

Но отрицательное отношение большинства славян УССР к евреям постоянно фиксируют различные немецкие органы, да и украинский писатель Николай Шеремет в своём послании Хрущёву заявил о том, что немцы привлекли часть украинского крестьянства в том числе и антисемитизмом, «видимостью национальной политики».6 Юдофобские настроения постоянно разжигали нацистские агитаторы. Как писал секретарь подпольного областного обкома Сергей Олексенко, немцы вели «немалую работу»: «В каждом городе издают газету на украинском языке... Выпускают много воззваний, листовок и красочных плакатов. Во всех изданиях помешались на жидо-большевизме. Любая тема – всё виноваты жидо-большевики».7

Наличествовал антисемитизм и в советских отрядах, хотя с этим явлением командование партизанских соединений с большей или меньшей интенсивностью боролось. Например, по свидетельству капитана ГБ Короткова, 23 марта 1943 г. в 6-й роте Путивльского отряда Сумского соединения боец роты назвал женщину-бойца, еврейку по национальности, «жидовкой», после чего она пожаловалась комиссару соединения Семёну Рудневу: «Тот вызвал политрука роты и в присутствии моём и ряда других дал установку: „Соберите роту, в присутствии всех бойцов набьёте ему морду, если он повторит, будет расстрелян. Завтра об исполнении доложите“».8

Украинский учёный Стер Елисаветский по какой-то причине описал историю освобождения ковпаковцами на Тернопольщине Скалатского гетто, взяв данные из советских мемуаров Вершигоры.9 Якобы Ковпак предложил евреям добровольный выбор: кто хочет – идти с отрядом, а остальным – оставаться среди местного населения. По воспоминаниям Вершигоры, за ковпаковцами пошла только часть освобождённых. При этом здравый смысл подсказывает, что в июле 1943 г. любой узник гетто, поставленный перед таким выбором, заявил бы о собственной пригодности к строевой службе. Вероятно, сами ковпаковцы, не желая обременять отряд женщинами и детьми, произвели соответствующий отбор. Разведсводка АК говорит об отношении партизан Сумского соединения к евреям: «Встреченные еврейские лагеря распускают, однако относятся к ним [евреям] недоброжелательно и не забирают с собой».10

Далее – по сообщению информатора «Загорского», в соединении Ковпака в ходе похода в Карпаты утомлённость вызвала обострение межнациональных отношений: «Некоторые партизаны желают скорого окончания войны. Очень не хотят нести службу евреи (возможно, измождённые жители Скалатского гетто. – А.Г.), за что их ругают партизаны. Дисциплина в отряде заметно пала, объясняется это усталостью в рейде».11

Неодобрительное отношение ковпаковцев к евреям отметили составители бандеровского разведсобщения от 23 июля 1943 г.: «Своих убитых партизаны хоронят, только евреев оставляют, не закапывая».12 Спустя две недели националисты обратили внимание на усталость партизан, внутренние неурядицы: «...(антисемитизм, напр[имер], не дают евреям (слово неразборчиво, возможно – «[ес]ть». – А.Г.), стреляют друг в друга)».13

В Черниговско-Волынском соединении под командованием Алексея Фёдорова проявлений юдофобии было куда меньше. Фёдоровцы часто оказывали помощь еврейским группам выживания. Например, в дневнике отряда им. Калинина есть запись: «28.8.42. В Парчевском лесу немцы совершили налёт на евреев. Группы партизан в количестве 75 чел. пошли на помощь евреям. В результате боя убито 7 немцев, ранено 5 немцев. Отличились Колубснов, Бойченко».14

В конце октября 1943 г. на Волыни в отряд им. Сталина просилась группа евреев с семьями, на переговоры к ним со своим комиссаром выехал командир Григорий Балицкий, после беседы иронически-сочувственно записавший в дневнике: «Нужно сказать, что воины из них очень храбрые – один кривой, другой слепой, а третий – так и чёрту негодный. Ну, что же, нужно помочь. Только подумать – 13 месяцев они людей в глаза не видели, как дикари жили в кустах».15

Но далеко не всегда отношение красных партизан с еврейскими группами выживания было дружественным. Часто прятавшихся в лесах евреев разоружали без включения в советские отряды и оставляли беззащитными в лесу16 – очевидно, что в первую очередь красные партизаны руководствовались личными интересами и императивом оперативной целесообразности, стремясь обеспечить собственный отряд и не отягощать его какими бы то ни было семьями, но и националистические чувства таких действий нельзя не учитывать.

УШПД, выступая за создание польских бригад и соединений, одновременно выступал против создания отдельных еврейских отрядов: в этом не было политической потребности. Возможно также, что глава УШПД майор ГБ Тимофей Строкач и кураторы его штаба из ЦК КП(б)У опасались дать повод нацистской пропаганде и агитаторам украинских (ОУН-УПА) и польских (Армия Крайова) националистов лишний раз выставить советских партизан орудием «иудо-большевизма». Евреи были более-менее равномерно рассредоточены по соединениям и отрядам УШПД, НКГБ СССР и ГРУ. 90% евреев-партизан было простыми бойцами, 10% – выдвинуто на командные должности.17 Причём евреи возглавляли не только роты и группы, но и отряды (например, командир отряда РУ ГШ КА был капитан Стефан Каплун) и соединения (командир подчинённого УШПД польского соединения Роберт Сатановский).

В целом в Украине была та же ситуация, что и на других оккупированных территориях СССР: «Еврейский элемент присутствовал в партизанских соединениях, но не был ни руководящим, ни очень многочисленным».18

Ещё одной из причин сравнительно небольшого участия евреев в советском партизанском движении было то, что большинство еврейского населения Украины проживало в западных областях УССР, где советского партизанского движения в 1941-1942 гг. – как раз в период наибольшего нацистского антисемитского террора – не было. В датированном 1 ноября 1942 г. отчёте гитлеровского функционера, генерал-комиссара Волыни-Подолья Эриху Коху отмечалось: «...В большинстве областей проведено окончательное переселение (нацистский эфемизм для ареста и истребления евреев. – А.Г.); в настоящий момент можно чаще замечать, что этот сброд защищается, и в последние дни снова членам караульных команд, исполняющим задания по переселению, нанесены тяжёлые ранения».19

Для бегущих в леса, болота и горы евреев ситуация усугублялась тем, что Волынь немцы более-менее контролировали до рубежа 1942/1943 гг., а Галицию в течение ещё одного года. Поэтому большинство еврейских групп уничтожалось или влачило жалкое существование. Специфическая судьба одной из них, вероятно, самой крупной в Западной Украине, заслуживает отдельного короткого рассказа.

Документы Украинского центрального комитета зафиксировали на западной Станиславщине в лесах около города Долина (сейчас – Рожнятовский район Ивано-Франковской области) действия разбойничьей шайки интернационального состава, руководимой главарём Бабием (судя по фамилии, украинцем). Причём подавляющее большинство его «подданных» представляли собой бежавшие из гетто и лагерей евреи, среди которых было много врачей, дантистов и богатых купцов – которые прибились к лихим вооружённым жителям леса, объективно действующим вразрез с желаниями ненавистных властей. Банда проводила многочисленные грабительские нападения, сопровождавшиеся убийствами, – причём в населённых пунктах, отдалённых от «штаб-квартиры организации», – очевидно, чтобы не ссориться с соседствующим населением. Власти, хотя были хорошо информированы о месте пребывания центра шайки, выжидали, один раз проведя акцию, которая ограничилась, впрочем, обстреливанием леса. Полиция проводила тщательную оперативную разработку этой смеси ОПГ с группой выживания, всё время наблюдая «работу» банды и её контакты среди мирных жителей. Украинский чиновник на немецкой службе свидетельствовал, что силовики отслеживали взаимовыгодное сотрудничество: «Местное население, видя такую ситуацию, начало, чем дальше, тем больше завязывать взаимоотношения со многими евреями банды, имея с этого большие материальные выгоды. С течением времени дошло до того, что между местным населением и бандой развернулась такая торговля, что начали происходить почти формальные ярмарки, а хорошие врачи и дантисты-евреи начали получать всё больше пациентов из местного населения (возможно, часть клиентуры сохранились с довоенных времён. – А.Г.). Обыденными стали факты привода из леса к больным в село врачей-евреев. Банда Бабия выросла со временем до примерно 500 человек, а когда 21-го сентября [1943 г.] к банде присоединилось 200 татар – [перебежчиков], немецких добровольцев с полным вооружением, которые должны были создавать вроде как вооружённую охрану банды, атаман Бабий начал считать себя настоящим господином целой округи».20

«Лесные жители» попали в поле зрения и подполья ОУН, пристально следившего за «ночной жизнью» Западной Украины. Причём, и в документации националистов Бабий чётко назван атаманом криминальной банды, а не отряда с политическими целями. Как следует из сообщения безвестного бандеровского подпольщика, этот главарь, очевидно, обращал внимание на положение на фронтах: «В последнее время [атаман] объявляет себя [партизанами]-большевиками».21

Терпению немцев пришёл конец, и с 29-го по 31 октября 1943 г. полиция, силы которой, по сведениям бандеровцев, насчитывали 2 тысячи человек (включая конницу), имевших на вооружении, среди прочего, бронеавтомобили и артиллерию, приступила к ликвидации этого своеобразного вооружённого формирования. Очевидно, что атаман не был профессионалом военного дела и партизанской борьбы: «Немцам удалось подойти неожиданно под самый лагерь Бабия, вследствие чего в их руки попало ок[оло] 150 человек. Немцы потеряли 1 убитыми и 8 ранеными. Остаток банды и сам Бабий спаслись бегством».22

Леса были прочёсаны, банда окончательно рассеяна, после чего в городке Долина состоялся показательный суд как над членами группировки Бабия, так и над его партнёрами, выявленными среди мирного населения. Часть пойманных (преимущественно старые и больные) была отпущена, часть – отправилась в заключение, а десятки людей – в том числе украинцы, поляки и евреи – прилюдно расстреляны. «Также на приготовленных виселицах повесили 6 татар, которые при повешении кричали: „Сталин – ура!“».23

Стоит также отметить тот факт, что характерной чертой участия евреев в сопротивлении было то, что еврейского партизанского движения – как, скажем, польского или украинского – как такового в Украине в годы Второй мировой войны не было. (К слову, этим ситуация отличалась и от событий 1918-1920 гг., когда еврейские формирования играли хоть и малозначимую, но самостоятельную роль).24 Для того, чтобы объяснить, почему так произошло, необходимо дать предысторию событий.

В Советском Союзе примерно до 1949 г. коммунисты, в отличие от властей Российской Империи и этнократической межвоенной Польши, предоставили еврейскому населению долгожданное равноправие и способствовали интеграции еврейского меньшинства в культуру страны, государственное управление, экономику и т.д. В целом эта политика приводила к довольно быстрой ассимиляции евреев. В 1930 г. ЦК ВКП(б) упразднил все еврейские секции в национальных компартиях, и к 1939 г. в УССР не осталось ни одной еврейской политической организации. Советские евреи участвовали в партизанском движении в общем по тем же схемам, чтои граждане СССР других национальностей.

В Западной Украине ситуация была несколько иная. В межвоенной Польше существовали различные еврейские политические силы, самой популярной из которых в соответствии с духом времени была действовавшая во многих странах Европы праворадикальная военизированная организация «Бейтар», пользовавшаяся благосклонным вниманием Бенито Муссолини. Основатель этой партии Владимир Жаботинский подчёркивал, что тот, кто хочет служить сионизму, не может не бороться против коммунизма: «Весь процесс строительства коммунизма, даже если он происходит где-то там, на другом конце планеты, в Мексике или в Тибете, наносит ущерб строительству Земли Израиля. Каждый провал коммунизма – в пользу сионизма. ...Для сионизма коммунизм – как удушающий газ, и только как к таковому можно к нему относиться».25

В отличие от ОУН, «Бейтар» не представлял угрозы для государственности межвоенной Польши и действовал там вполне легально. Поэтому, когда СССР в 1939 г. захватил Западную Белоруссию и Западную Украину, а в 1940 г. и Виленский край, НКВД было сравнительно легко выявлять и репрессировать партактив еврейских националистов. В концлагерь угодил, в частности, комендант «Бейтара» в Польше, будущий премьер-министр Израиля Менахим Бегин. А потом последовало немецкое вторжение, в ходе которого нацисты завершили разрушение сионистских структур, поскольку уничтожали всех евреев без разбора. Поэтому никакого организующего звена, могущего послужить основой для еврейских партизан, просто не осталось – группы выживания беглецов из гетто и концлагерей не имели никаких военно-политических целей и, в зависимости от обстоятельств, примыкали к любой силе, с общей тенденцией тяготения к красным, поскольку последние декларировали интернационализм и в основном его придерживались.

В принципе, еврейское население Украины в годы войны в той или иной степени было по все стороны военного противостояния – в местной коллаборационистской полиции, советском партизанском движении, Армии Крайовой, и, наконец, УПА.26 Этим евреи в данном случае отличались от украинцев, по понятным причинам не принимавшихся в АК, и от поляков, по аналогичным основаниям не попадавших в ряды бандеровцев.

 

«Корни», № 33 (январь-март 2007 г.), Москва-Киев, стр. 118-127.

------------------------------------------------------------------------

Использованные архивы

1. Центральний державний архів вищих органів влади і управління України, Київ (ЦДАВО)

2. Центральний державний архів громадських об’єднань України, Київ (ЦДАГОУ).

3. Bundesarchiv, Berlin (BAB).

Примечания

[1] В отличие от Белоруссии и России, в Украине доступ к документам коммунистического партизанского движения в годы Второй мировой войны полностью свободный.

[2] Наулко В.І. Етнічний склад населення Української РСР. Статистико-картографічне дослідження. – К., 1965; Чорний С. Національний склад населення України в ХХ сторіччі. Довідник. – К., 2001. Рassim.

[3] Подсчёт по: Елисаветский С. Полвека забвения: Евреи в движении Сопротивления и партизанской борьбе в Украине (1941-1944). – Киев, 1998, с. 74.

[4] Это не исключало вспышек насилия – в частности, летом 1941 г. на территории Западной Украины, Белостокской области БССР и Виленского края (ЛССР) прошли еврейские погромы. Более подробно см.: Musial, Bogdan. “Kontrrevolutionäre Elemente sind zu erschießen”: Die Brutalisierung des deutsch-sowjetischen Krieges im Sommer 1941. – Berlin - München, 2000. Passim.

[5] См., например: Сусленький Я.М. Справжні герої. Про участь громадян України у рятуванні євреїв від фашистського геноциду. – К., 1993. Passim.; Torzecki, Riczard. Polacy i Ukraińcy. Sprawa ukraińska w czasie II wojny swiatowej na terenie II Rzeczypospolitej. - Warszawa, 1993, s. 137; Ковба Ж.М. Людянисть у безодни пекла. Поведінка місцевого населення Східной Галичини в роки “остаточного розвязання евреїського пітання”. - К., 1998. Passim.

[6] «Докладная записка о состоянии партизанского движенния и населенния во временно оккупированых немцами областях Украины», писатель Николай Шеремет первому секретарю ЦК КП(б)У Н. Хрущёву, 13 мая 1943 г. (ЦДАГОУ. Ф. 1, оп. 22, спр. 61, арк. 13).

[7] «Доклад о Каменец-подольских партизанах по состоянию на 1 августа 1943 г.», начальник Каменец-подольского областного штаба партизанского движения С. Олексенко в ЦК КП(б)У и УШПД, после 10 августа 1943 г.(ЦДАГОУ. Ф. 1, оп. 22, спр. 10, арк. 74).

[8] Докладная записка капитана ГБ Короткова начальнику УШПД Т. Строкачу о ситуации в Сумском партизанском соединении С.А. Ковпака, 16 апреля 1943 г. (ЦДАГОУ. Ф. 62, оп. 1, спр. 25, арк. 23).

[9] Елисаветский С. Полвека забвения..., с. 148.

[10] Разведывательное сообщение округа «АК-Львов»: «Акция саботажно-диверсионная большевицких банд в днях 06.07-17.07», документ подписан псевдонимом «44», который перечёркнут, и рядом написан псевдоним «33», не ранее 17 июля 1943 г. (AAN, 203/XV-25, k. 4).

[11] Радиограмма секретного информатора «Загорского» начальнику УШПД Т. Строкачу о моральном состоянии Сумского соединения, 11 июля 1943 г. (по другим данным – 24 июля 1943 г.), № 178 (ЦДАГОУ. Ф. 62, оп. 1, спр. 1308, арк. 54).

[12] Донесение территориального центра ОУН о деятельности советских патизан на территории Надвирянского уезда Станиславской (сейчас – Ивано-Франковской) области, 23 июля 1943 г. (Від Полісся до Карпат. Карпатський рейд Сумського партизанського з'єднання під командуванням С.А. Ковпака (червень-вересень 1943 р.): очима учасників, мовою документів / Упоряд.: А.В. Кентій, В.С. Лозицький. – К., 2005, с. 80).

[13] Сообщение подпольщика ОУН: «Донесение Ч. 6. Сведения о деятельности партизан в Надвирнянском уезде от 19.07-3.08.43 г.», не ранее 3 августа 1943 г. (Там само, с. 105).

[14] Дневник боевых действий отряда им. Калинина Черниговско-Волынского партизанского соединения А. Фёдорова, командир отряда Ковалёв и др., запись от 28 августа 1942 г. (ЦДАГОУ. Ф. 64, оп. 1, спр. 103, арк. 18 зв.).

[15] Дневник Балицкого, запись от 5 октября 1943 г. (ЦДАГОУ. Ф. 64, оп. 1, спр. 60, арк. 22).

[16] Елисаветский С. Полвека забвения..., с. 75.

[17] Подсчёт по: Елисаветский С. Полвека забвения..., с. 74.

[18] Hesse, Erich. Der sowjetrussische Partisanenkrieg 1941 bis 1944 im Spiegel deutscher Kampfanweisungen und Befehle. – Göttingen-Zürich-Frankfurt, 1969, S. 136.

[19] Сообщение о ситуации в сентябре-октябре 1942 г. главы генерального комиссариата Волынь-Подолье [Шёне?] рейхскомиссару Украины Э. Коху, 1 ноября 1942 г. (BAB, R6/687, Bl. 15).

[20] Документ Отдела информации и прессы Украинского центрального комитета, информационное сообщение «События в Долине», 4 ноября 1943 г. (ЦДАВОУ. Ф. 3959, оп. 2, спр. 132, арк. 66).

[21] Докладная записка подпольщика ОУН: «Станиславщина. Общественно-политический обзор за период с 25-го сентября по 25-го октября 1943 г.», не ранее 25 октября 1943 г. (ЦДАВОУ. Ф. 3833, оп. 1, спр. 132, арк. 15).

[22] Докладная записка подпольщика ОУН: «Станиславщина. Чрезвычайное донесение о политических событиях за период с 25.10 до 7.11.1943 г.», 11 ноября 1943 г. (ЦДАВОУ. Ф. 3833, оп. 1, спр. 132, арк. 26).

[23] Документ Отдела информации и прессы Украинского центрального комитета, информационное сообщение «События в Долине», 4 ноября 1943 г. (ЦДАВОУ. Ф. 3959, оп. 2, спр. 132, арк. 67).

[24] Тинченко Я. Еврейские формирования Западной Украины. Гражданская война // Альманах «Егупец». № 12. http://judaica.kiev.ua/Eg_12/Eg12-10.htm

[25] Жаботинский В. Сионизм и коммунизм. 1932 // http://www.antho.net/library/blau/zj/zjse2.html#linktostr93

[26] Гогун А., Вовк А. Евреи в борьбе за независимую Украину // «Корни». № 25. (Январь-март 2005 г.).